Тяжелое психическое страдание: среда важнее генов

Роль генов в тяжелом психическом страдании не столь значима

Сайт нидерландской системы психического здоровья поместил материал, связанный с недавней публикацией в рамках крупного исследования под руководством Jim van Os (профессор психиатрической эпидемиологии и руководитель отдела нейроисследований Утрехтского университета, Нидерланды) 

В последние десятилетия доминировала идея, что тяжелые психические страдания - напр., шизофрения, аутизм и депрессия - явления биологического порядка, которые  обусловлены определенными генетическими вариантами. Исследование Jim van Os показывает, что это справедливо лишь в очень ограниченной степени. 

''Значительно большую роль играют факторы среды. В частности, социальная фрустрация и психическая травма детского возраста повышают риск развития тяжелого психического страдания''.

Так как тяжелое психическое страдание в некоторых семьях встречается намного чаще, чем в других, то очевидно напрашивается мысль об участии генетики. Не удивительно, что в последние несколько десятилетий сотни миллионов евро потрачены в мире на соответствующие исследования. И, действительно, один за другим обнаруживались генетические варианты, сопряженные с тяжелыми психиатрическими страданиями. ''Обнаружены тысячи вариантов, и все - с миниэффектом. В крупных когортах с сотнями тысяч участников эти обнаруженные варианты быстро создают  впечатление статистической значимости, что еще больше стимулирует энтузиазм ученых. Но дело в том, что каждый человек обладает значительной частью из этих тысяч генетических вариантов – и что же именно это означает?'' - этим вопросом задается van Os. 

В поисках причины
''Чтобы получить ответ на этот вопрос, мы на протяжении десяти лет отслеживали большую группу обычных нидерландцев''. Для всех участников исследования в лаборатории нейрогенетики Утрехтского университета были выполнены генетические профили, и за эти годы они неоднократно проходили интервьюирование. Они отвечали на вопросы в т.ч. о своей семье, переживаниях, образовательном уровне, здоровье, частной жизни, употреблении психоактивных веществ, наличии работы и доходе. У заметной части из них (более 20%) по ходу исследования развились значительные психические страдания. На основе всех собранных данных ученые попытались установить причину расстройства. Это удалось сделать примерно в 20%. Jim van Os: ''20% - это все-таки много, потому что психическое страдание – явление очень человеческое, связанное с нашими чувствами, нашим поведением, и оно вовсе не столь прогнозируемо''. 

Результаты
Таким образом, 1/5 вариативности тяжелого психического страдания оказалось возможно связать с причинным фактором. И в этой 1/5 лишь минимальная доля (3%) приходилась на генетические вариации. Очень малое воздействие показало и употребление конопли, которое нередко рассматривается как биологический триггер,  напр., психозов. Двумя крупнейшими факторами оказались психическая травма детского возраста и социальная фрустрация – соответственно, 30% и 20%. Социальная фрустрация предполагает, напр., большое расхождение между желаемым и существующим социальным статусом.  

Такой результат не удивляет van Os: ''Мы живем в обществе, в котором все кричит: главное – успех. Все указывает в этом направлении. Наших детей постоянно готовят к индивидуальному успеху, а это создает огромное давление. Если впоследствии успех не приходит, то многие воспринимают это как крах. С этим нередко оказывается трудно справиться, и это является сравнительно распространенной причиной для психического страдания''. 

Неформальная кастовая система
Таким образом, психическое страдание происходит не столько из генетики, как сейчас считают, сколько из факторов среды и социальных обстоятельств. Повышенную частоту расстройств в определенных семьях, по мнению van Os, тоже можно объяснить без генетики. ''Члены одной семьи чаще живут в сравнимых обстоятельствах. Взрослые с травмой детского возраста ненамеренно передают ее своим детям, и через нашу социальную и этническую стратификацию - по сути, неформальную кастовую систему – прорваться трудно''. 

В исследовании также рассматривались различные формы психического страдания. Ранее уже выяснилось, что генетические варианты, указывающие на шизофрению, в значительной мере совпадают с вариантами, связываемыми с депрессией или аутизмом. В данном исследовании тоже значительных различий не выявлено, и поэтому Jim van Os использует общий термин ''психическое страдание''. ''Становится все яснее, что то, что мы называем психическими расстройствами, на самом деле никакие не расстройства. Ничего там не сломано. Человеческая природа предполагает существование широкой шкалы характеристик с большим разбросом степени выраженности. У большинства людей эти характеристики выражены умеренно и таким образом располагаются сравнительно ближе к середине кривой распределения. Но есть также и люди по обоим краям спектра. Концептуально я бы назвал это распространенными вариациями человеческого поведения, а не чем-то заранее обусловленным''. 

Превенция и жизнестойкость
По мнению van Os, большое количество исследований в поисках генетических причин психических расстройств – это вовсе не потраченные впустую деньги. ''Все было вполне логично. И это дало очень многое, но, прежде всего, в неврологии. Мы надеялись с помощью генетики подобраться к лечению тяжелого психического страдания, но этого не удалось''. 

Поэтому, считает профессор, сейчас нужны инвестиции в другое. ''Наше психическое здоровье не зависит от достижения высокого уровня амбиций; оно зависит от соединенности с другими, от позитивных эмоций и чувства благодарности. Мы должны рассматривать психиатрию как форму общественного здоровья. И его можно достигнуть, если вкладывать деньги в превенцию и жизнестойкость''. 

У van Os есть четкое представление о том, что следует сделать с общественной точки зрения, чтобы повысить наше психическое благополучие. ''С одной стороны, детям в школе надо меньше давать образ важности индивидуального успеха и больше указывать на значение соединенности с другими и жизнестойкости. Это превенция. Такие акценты сами по себе уже могут дать другой результат''. 

''Одновременно мы переходим на другой способ лечения тяжелого психического страдания. И здесь специалист должен вкладываться в первую очередь в терапевтический контакт с пациентом, в искусство выстраивания таких отношений. Вместо того чтобы изымать людей из их обычной среды с намерением лечения, надо больше предлагать возможностей и приемов получения помощи в их собственной среде. С их собственными соседями и окружением. Новые методики исходят из организации вокруг пациента сети помощи, в которую входят не только психиатры, психологи и иные работники служб психического здоровья – в них важная роль отводится людям, имеющим аналогичный личный опыт психического страдания, а также близким пациента. Особенно в кризисной ситуации. 

''Важно больше инвестировать в процесс способствования жизнестойкости. Важны отношения с человеком – в смысле выслушивания, эмпатии, подлинности, а нередко и конфликта с ним и разрешения этого конфликта. Если пациент чувствует, что вы его действительно слышите, если он испытывает эмпатию, если у вас возникает связь, то это повлияет на эффект лечения, включая фармакотерапию. 

Самое мощное лечение - это любовь
При таком способе работы терапия не заточена исключительно на редукцию симптомов, как это происходит сейчас. Психиатр пытается добраться до причины психического страдания. По мнению van Os, этого можно достигнуть, задав четыре вопроса:
•    Что произошло в Вашей жизни?
•    Кто Вы на самом деле?
•    К чему Вы стремитесь? / Каковы Ваши цели?
•    Что Вам требуется, чтобы их достигнуть? 

Профессор вновь и вновь подчеркивает важность доверия, надежд и жизненных ожиданий и ценность человеческих отношений. В конечном итоге, ''самое мощное лечение - это любовь'', повторяет van Os. 

Оригинал исследования в  Schizophrenia  Bulletin  см.: https://clck.ru/QHTKg

По материалам:
Genen nauwelijks belangrijk bij ernstig psychisch lijden. – Internet (ggznieuws.nl), 22.07.20.
Pychiater Jim van Os: ‘Labels zijn niet meer van deze tijd' - Internet (psychologiemagazine.nl), 12.12.19.