Психопатия: рожденный агрессивным, и без признаков совести

Врожденных преступников не бывает, а вот врожденные психопаты случаются. Ожидается, что научные исследования отклонений в головном мозге преступников помогут найти эффективные подходы к лечению психопатии

Термина ''психопатия'' в психиатрической классификации DSM-IV нет. Она отчасти попадает в рубрику ''антисоциального личностного расстройства'', а также под понятие ''импульсивного-агрессивного поведения''. ''В этом смысле DSM-IV отстает, - замечает неймегенский психиатр Robbert Jan Verkes, - потому что такое разграничение стало ключевым по значимости''. На практике используется 12 критериев для выявления психопатии, в том числе, личностная переоценка, патологическая ложь, манипулятивное поведение, отсутствие страха, эмпатии и чувства вины, бессердечие, безответственность, импульсивность, сексуальный промискуитет и поверхностное доброе и заинтересованное отношение к другим. Психопатические черты обнаруживают примерно 3% мужчин и 1% женщин, а среди преступников – 15-30%.

Используемая на Западе концепция психопатии разработана Hervey Cleckley и изложена в книге The Mask of Sanity< (1941). См. также Robert D. Hare: Psychopathy Checklist-Revised – PCL-R.

Криминолог Wouter Buikhuisen в 70-е годы считался еретиком, но сейчас табу снято: он занимается исследованиями головного мозга преступников. Суть идеи в том, что мы приходим в этот мир как tabula rasa, а наше воспитание и наша среда делают из нас то, что мы есть. В отличие от другой крайней точки зрения, согласно которой все определяет биология.

''Отклонения в головном мозге, нарушения коммуникация между нейронными сетями, недостаток определенных химических веществ в головном мозге – все это безошибочно указывает на определенное поведение.

Но, опять-таки, все не так просто. В дискуссии о роли биологической основы и воспитания правда лежит посередине. Биологические факторы – это факторы риска: они повышают склонность к определенному поведению, но они не являются определяющими. Нас формируют совместные усилия биологических факторов, факторов среды и социальных факторов, которые взаимодействуют между собой, и в результате из нас получается то, что мы есть.

Но действительно ли все отклонения в головном мозге настолько чувствительны к среде? Доктор Ганнибал Лектер ('Молчание ягнят' – прим. перев.) таким родился, или таким стал?

''Никто не рождается преступником, - говорит психиатр Robbert Jan Verkes (Медицинский центр Неймегенского университета). ''Психопатия – это устойчивое расстройство головного мозга, которое присутствует с самого рождения. Это болезнь''.

Двадцать пациентов из клиник TBS

Verkes исследовал функции головного мозга у 20 пациентов клиник TBS (судебно-психиатрические клиники для лиц, совершивших насильственные преступления и склонных к рецидиву – прим. перев.) с высокими показателями по шкале психопатии. С помощью ЭЭГ и fMRI он исследовал, как мозг таких пациентов реагировал на определенные тесты и, самое главное – в чем были отличия в реакции этих пациентов, по сравнению с реакцией здоровых людей.

Verkes: ''Мы видим, что эти люди очень плохо учатся на ошибках, которые они совершают. Кроме того, они очень жестко придерживаются определенных правил и не в состоянии изменяться на основе обратной связи. Т.е. они хуже усваивают правила, и они труднее избавляются от ''усвоенных'' правил.

Кроме того, активность головного мозга у таких людей значительно менее выражена, чем у здоровых людей, если они делают ошибку. Verkes: ''У психопатов практически не возникает тревоги. Другие исследования также показывают, что у психопатов порог появления страха выше, чем у нормальных людей''.

''Они также хуже распознают специфическое тревожное или расстроенное выражение лица у других. Они все видят, но на них это не действует''. Более того, они так же не чувствительны к боли других людей, как не чувствительны к собственной боли''.

Verkes: ''Американские исследования показывают, что удар током при совершении ошибки на психопатов влияния не оказывает. Это связано с тем, что миндалевидное тело в головном мозге, которое в том числе отвечает за регулирование эмоций, у психопатов практически не работает''.

Психопаты могут совершать свои деяния по причине своей нечувствительности; они идут прямо к цели и хорошо продумывают план своего деяния. Их агрессия инструментальна – лишь бы достичь цели. Велика вероятность, что психопатия может привести в будущем к насильственному криминальному поведению, но, вместе с тем, из этого вовсе не следует, что все лица, совершившие насильственные преступления, страдают психопатией.

''Важно не объединять всех, кто совершил преступления насильственного характера, в одну категорию'', - говорит Verkes. ''Потому что есть люди, которые реагируют агрессивно, если чувствуют, что им угрожают. У них агрессия реактивная, или импульсивная. У них активность миндалевидного тела избыточно повышена. Они в момент стресса теряют контроль над собой''.

''Они вспыльчивы, и, в отличие от психопатов, могут учиться на опыте конкретных социальных ситуаций. Кроме того, они замечают страх на лицах других людей, и сами также способны его испытывать. Но они позволяют страху захлестнуть их. Этих людей можно в условиях тренинга обучить выходить из ситуации, в которой они оказались''.

Дефект

Описанное различие очень значимо, потому что прогноз для импульсивного-агрессивного преступника заметно благоприятнее, чем для психопата, отмечает Verkes. ''Психопаты по сегодняшний день остаются неизлечимыми, в том числе потому, что сами-то они считают, что с ними все в порядке. Они не видят проблему. И это не блажь, и не упрямство – это их дефект, их ограничение. Надо бы попробовать повысить чувствительность миндалевидного тела в их мозге. Но как?'

Возможно, может помочь окситоцин – гормон, который выделяется у женщин во время родов и который играет важную роль во влюбленности и любящем касании друг друга. У людей, использующих экстази, уровень окситоцина повышается. Они намного лучше относятся и к другим людям, и к себе. Возможно, это работает и у психопатов? Но это только гипотеза. Пока нет такой терапии и таких лекарств, которые бы давали эффект в лечении психопатии''.

Так как психопатия у взрослых практически неизлечима, судебный психолог Maaike Cima (Маастрихтский университет) возлагает надежды на превенцию: раннее выявление психопатии у детей.

исследует биологические корреляты агрессивного поведения. ''Дети, страдающие этим расстройством, уже в довольно раннем возрасте демонстрируют нарушенное поведение. Обычно ребенок уже в возрасте 2-3 лет способен сопереживать и утешать расстроенного человека. Эти дети на такое не способны. Они надолго застревают в возрастном периоде от 4 до 12 лет. Они нечувствительны к наказаниям и их отрицательным последствиям. Они также мучают животных. Они – садисты''.

''Чаще всего отчаявшиеся родители появляются в службе психического здоровья с уже неизлечимыми детьми, когда те достигают возраста примерно 8 лет, - продолжает Cima, которая также ведет когнитивную поведенческую терапию. ''Это уже поздно. Надо пытаться их выявлять намного раньше и лучше всего ''вылавливать'' их с консультативных службах – с помощью опросников. Тогда, возможно, еще что-то удастся сделать''.

''В структурных дефектах, например, в малых размерах миндалевидного тела, ничего хорошего нет. Но я все-таки думаю, что с помощью терапии определенные связи в головном мозге можно усилить. И чем раньше начать это делать, тем лучше. Потому что чем моложе человек, чем пластичнее у него мозг''.

''В настоящее время у нас действует курс поддержки родителей, на котором мы обучаем их навыкам воспитания и тому, как правильно наказывать и вознаграждать детей. Для детей действуют тренинги преодоления агрессии – на этих тренингах их учат контролировать импульсивное поведение''.

Отсутствие страха

, - вопрос в том, помогает ли эта терапия лишь реактивно-агрессивным детям, которые быстро впадают в гнев, и которым выставляется диагноз оппозиционного поведенческого расстройства, или же она также помогает детям с антисоциальным личностным расстройство, которые не знают страха и не чувствительны к отрицательным последствиям своего поведения''.

''Из последней группы выходят будущие психопаты. Возможно, в этой группе следует, наравне с когнитивной терапией, также использовать лекарства или какие-то биологические интервенции''…

''Как – не знаю. Именно поэтому мы сначала пытаемся установить, что там происходит, и ведем научные исследования''.

''Важно выяснить, не обусловлена ли устойчивость антисоциального расстройства, по сравнению с оппозиционным поведенческим расстройством, бОльшей ролью биологических факторов? Если это действительно так, то следует подумать о других вмешательствах''.

убеждена, что когнитивная терапия в любом случае влияет на биологию. ''Устойчивость не означает полную невозможность изменений. Через тренинг определенного поведения вы прокладываете иные пути в головном мозге. Головной мозг изменяется под влиянием когнитивных интервенций. Но я не исключаю, что антисоциальное личностное расстройство может быть настолько устойчиво, что потребуется добавить что-то еще''.

Итак, у психопатов действительно присутствует врожденный дефект головного мозга. ''Но, - говорит Verkes, - психопаты бывают разными, да и степень выраженности характерных для них особенностей тоже различается. Вовсе не все станут Ганнибалом Лектором. Но, с другой стороны, психопаты обладают определенными качествами, которые в более мягкой форме могут быть вполне ''на месте'' у менеджеров крупных компаний. Они тоже, если требуется, идут по трупам – правда, не в буквальном смысле слова''.

По материалам:

Agressief en gewetenloos geboren. – De Volkskrant, 31.05.08, Sect. Kennis, p. 3