COVID-19: Зарубежные коллеги об осенней волне вируса

Угроза психического кризиса (психиатр Дамиаан Денис, Нидерланды) – Сопротивляться мерам – это нормально (клинический психолог Ариане Базан, Бельгия)

(1) Второй локдаун и угроза психического кризиса

Помимо медицинского кризиса, сейчас реально присутствует угроза кризиса ментального, считает профессор психиатрии Амстердамского университета и философ  Damiaan  Denys.  Коронакризис, которому не видно конца - это выше наших сил, и перспективы разрешения ситуации без вакцины пока нет, пишет нидерландская  NRC. Это одна из публикаций с размышлениями о переживаемом человечеством коронакризисе, попытка его осознания и осмысления. 

Второй – осенний - локдаун по причине новой вспышки ковида оказался сильным ударом для европейцев: вдруг выяснилось, что пандемия не свернулась, сама собой не прошла, и придется заниматься поиском решения этой катастрофической для многих проблемы.  

Первый – весенний - локдаун люди оценили по-разному: одни говорят, что вынужденное свертывание активности принесло нам относительно беззаботное лето, другие же утверждают, что мы слишком рано расслабились, и потому попали во вторую волну ''короны''. Отличие нового локдауна от весеннего состоит в том, что сейчас вознаграждение (даже в удвоенном варианте) вообще отсутствует в поле зрения. Действующие ограничения в странах Европы изначально вводятся на ограниченный срок, но с возможностью их продления и усугубления, в зависимости от ситуации с ковидом. Первые ограничения введены осенью. А что потом? Пауза на Рождество, и далее третья волна? Или просто продлить режим ограничений до января, как предлагают эпидемиологи? Но пока нет вакцины, вирус никуда не денется. Да и с вакциной тоже не все ясно...

Еще  раз  о  самоконтроле  и  вознаграждении
В связи с новой вспышкой ковида не случайно возникают ассоциации со  Стэнфордским тестом с зефирками (1972). Это исследование проводилось в группе маленьких детей (3-5 лет), перед которыми клали зефирку, и если они в течение 15 минут могли удержаться и не съесть ее, то по истечении этого времени они получали вторую зефирку, т.е. вознаграждение увеличивалось вдвое. Участников этого эксперимента отслеживали на протяжении 40 лет, и выяснилось, что проявившаяся еще в детстве способность откладывать во времени вознаграждение оказалась критическим фактором для жизненного успеха и неотъемлемой частью саморегуляции, или самоконтроля. 

''Пандемия COVID-19 стала своеобразным тестом с зефирками для общества'', - пишет в июне 2020 в своей колонке в  The  New  York  Times  Нобелевский лауреат Paul Krugman. ''Истории успеха борьбы с ковидом показывают, что следует делать: (1) ввести строгое социальное дистанцирование – достаточно длительное, чтобы снизить количество инфицированных до небольшой доли в популяции; (2) проводить тестирование на ковид, отслеживать инфицирование и изолировать инфицированных, быстро выявлять новые вспышки, находить всех, подвергшихся воздействию вируса, и помещать их в карантин, пока опасность не минует… Но надо проявлять строгость и терпение – пока пандемия не закончится, и не поддаваться соблазну вернуться к нормальной жизни, пока вирус гуляет по миру. То есть, это своего рода тест с зефиркой''. Нам не хватает силы воли, что справиться с COVID-19, заключает ученый (оригинал см.: https://www.nytimes.com/2020/06/09/opinion/coronavirus-reopening-marshma... ).

Провалили ли мы все – и голландцы, и британцы, и испанцы – тест с зефиркой, забрав сладость с тарелки слишком рано, когда услышали в начале лета, что мы ''высидели'' требуемый период времени? По крайней мере, в это очень хотелось верить… А тут пришла вторая волна ковида…

Что  дальше? 
У истории с ковидом пока нет конца, а человеку очень трудно без перспективы, говорит психиатр Denys: ''Вирус уже был медицинской и общественной проблемой. Но сейчас речь идет также о кризисе ментальном. И тут есть большой вопрос: как мы его выдержим?''. 

Говорят, что сейчас мы знаем значительно больше о вирусе и лечении. Но страх перед самой болезнью, по мнению Denys, не стал меньше после историй о долгосрочных жалобах, поражении головного мозга и смертельных исходах, в т.ч. при легких симптомах и в не столь уязвимых группах. ''Многие люди захотят опять уйти в изоляцию. Но страх и неопределенность – относительно работы, отношений с окружающими и свободы перемещения – в любом случае по нам ударят, и ударят сильно''. 

Долгое ожидание без перспективы делает человека несчастным. Свежее исследование немецких ученых в области экономики труда показало, что ''эксплуатация чрезмерного терпения ведет к психическому вреду, даже если обещанное вознаграждение велико.  Нельзя неограниченно жертвовать настоящим во имя будущего'' (ориг. см.: https://ideas.repec.org/p/iza/izadps/dp12900.html )

''Поэтому основной вопрос, который сейчас задает себе каждый: что дальше?'', - говорит Denys. ''Уже сейчас произошли гигантские изменения. Снесены целые отрасли бизнеса, а паттерны работы, жизни и поездок полностью поменялись. Мы просто-напросто не можем сформировать никакого образа будущего''. А ведь мы все этого хотим. Люди нарушают установленный властями порядок и устраивают еще одну ''самую последнюю вечеринку''. Они надеются, что мир опять станет прежним, и в него вернется привычная надежность. Или же мир посткороны будет совсем другим?

По мнению Denys, помочь нам пройти через ментальный кризис могут мысли о том, что мы считаем вознаграждением для себя, что когда-то мы сядем в самолет, или будем праздновать и веселиться в компании друзей – как это было раньше, в доковидную эпоху. Можно также выбрать в качестве награды нечто другое и поменять свое поведение: меньше стремиться к индивидуалистическому счастью и стать более общественно ориентированным; контакты сохранять – но в виде интенсивной дружбы в более узком кругу; больше общаться с природой. ''Это происходит уже сейчас: мы начинаем больше ценить идею социальной общности. Потому что так и должно быть'' – заключает Denys. 

По материалам:
Te lang wachten zonder perspectief maakt ongelukkig. – NRC, 18.10.20, p. 2-3 (ориг.:   https://www.nrc.nl/nieuws/2020/10/16/het-open-einde-van-de-coronacrisis-...)  

Krugman P. America fails the Marshmallow Test. The  New  York  Times,  09.06.20. 

(2) Сопротивление - это здоровый рефлекс

Нидерландская газета  NRC  публикует интервью с клиническим психологом и психоаналитиком, профессором Свободного университета Брюсселя  Ariane Bazan. В нем психолог дает советы бельгийскому правительству, как научить людей жить с ''короной''.

 ''Неожиданная опасность, боязнь умереть и чувство беспомощности – это три элемента травматического события'', - говорит Bazan. Как научиться жить с этой коллективной травмой, вызванной ковидом? Как поддерживать в населении мотивацию в условиях второй волны пандемии? 

Бельгия, как и другие европейские страны, столкнулась с проблемой быстрого роста числа инфицированных в условиях, когда терпение населения в отношении принимаемых мер заметно падает. Недавно при бельгийском национальном совете безопасности создан научный совет, который будет давать правительству соответствующие рекомендации, и Bazan – единственный в этом органе психолог. 

Она отмечает, что ей нелегко приходится среди вирусологов, эпидемиологов и экономистов: ''Для многих членов нашей консультативной группы само собой разумеющимся является то, что ''корона'' опаснее гриппа и что последствия эпидемии тяжелее, чем принимаемые нами меры. Я констатирую, что очень многие граждане имеют сомнения на этот счет. И мы обязаны относиться к этому очень серьезно. Не имеет смысла игнорировать мнение людей - это ведет только к их разделению и радикализации. Мы должны разговаривать с людьми. Думаю, что мы, напр., должны организовать публичное обсуждение, на котором будет представительство у граждан и будут серьезно рассматриваться главные вопросы от них. У меня нет иллюзий - люди не могут вдруг найти согласие в спорном вопросе, но открытый разговор друг с другом снимает давление в протесте. Возможно, кто-то займет более умеренную позицию после того, как будет устранено существующее  недопонимание, и тогда эти люди, возможно, приблизятся к общей правде''. Но за вопросом ''зачем мы это делаем?'' следует другой вопрос: ''что мы собираемся делать?''. 

Bazan: ''Часто случается, что вирусологи дают рекомендации о мерах, а потом психологи должны помочь донести послание властей до общества таким образом, чтобы люди этим мерам следовали. Я призываю к тому, чтобы сами меры обсуждали и согласовывали с людьми, тогда они будут более сбалансированными. Мы знаем, что намного интереснее соблазнять людей что-то делать, чем предписывать или указывать. Позвольте разным заинтересованным секторам самим найти решения и показать, что эти решения работают. Тогда мы становимся партнерами, а не выступаем в роли главного врага общества''. 

''В то же время показывайте позитивный смысл вводимых мер. Ограничение личных контактов, которое воспринимается как самая ущемляющая людей мера, в то же время является мерой самой эффективной. Если люди об этом знают, то они будут более склонны следовать введенным правилам. Или возьмите такую широко обсуждаемую меру как изоляция уязвимых групп. Это не только неприемлемо с моральной точки зрения, но это также не более чем иллюзия. Какой-то контакт сохраняется всегда. И если вирус хоть раз попадает в такую защищенную группу, то последствия обычно велики. Премьер-министр Бельгии предложила сделать акцент на индивидуальной ответственности и сознательности людей с целью защитить в первую очередь 3,5 млн. уязвимых сограждан. В то же время она проявила понимание в отношении ''фундаментальной человеческой'' потребности в контакте. 
    
Многие правительства испытывают трудности в передаче сообщений широкому обществу. Какие послания действуют лучше всего? Bazan: ''Плохие вести всегда вызывают раздражение. Количество заражений растет. Меры должны быть приняты. Давайте людям факты, и объясняйте прямо и честно, почему вы что-то меняете. На мой взгляд, это очень хорошо делает Ангела Меркель''.

Во многих странах начало учебного года оказалось отмечено студенческими вечеринками, т.е. многие не придерживались ограничений, введенных в связи с осенней вспышкой коронавируса. Что делать властям? Bazan: ''Это похоже на человека, который приходит в мою клиническую практику, рвет на себе волосы и поедает их. Естественно, здесь не обойтись простым ''Этого делать не надо''. Наше сопротивление - это тоже проявление здоровья. Признак психической устойчивости. Надо посмотреть, как предотвратить такие вечеринки. В то же время, следует подумать и о том, что делать, если они все-таки состоялись. Здесь возможны система QR-кодов или регистрации во время или после подобного события. Тогда, даже если подобные развлечения находятся под запретом, в случае заболевания кого-то из участников, все остальные могут быть предупреждены''.

Но самое главное, заключает Bazan, чтобы в ближайшие месяцы правительство давало людям надежду: ''Сейчас мы должны выстоять все невзгоды, но после любой военной ситуации следует огромный всплеск витальности. И это конечная цель, на которую мы должны работать. Мы остановили вирус в первый раз – сможем сделать это и во второй''. 

По материалам:

Weerspannig zijn is een gezonde reflex - NRC, 24.09.20, p.15.