Антипсихотики и снижение вероятности насилия. Реферат

Известно, что лишь очень малая часть людей с психозами проявляют насильственное или антисоциальное поведение и/или совершают деликт. Sariaslan et al. (2021) исследовали, какие антипсихотики наиболее эффективны с точки зрения снижения вероятности насилия и/или вовлеченности в деликт. Для этого из шведских национальных регистров были собраны данные о 74.925 лицах с расстройством шизофренического спектра и биполярным расстройством, которым в 2006-2013 назначались антипсихотики. Были проанализированы следующие десять препаратов: левомепромазин, перфеназин, галоперидол, флупентиксол, зуклопентиксол, клозапин, оланзапин, кветиапин, рисперидон и арипипразол. В качестве измерений исхода были использованы (1) аресты и (2) приговоры суда по трем группам деликтов: связанных с насилием; связанных с наркотиками; и всех прочих деликтов. У пациентов сравнивались периоды употребления антипсихотиков и периоды без антипсихотиков. В анализе авторы также учитывали влияние возраста пациентов и использование стабилизаторов настроения. Продолжительность периода наблюдения составляла до 8 лет.

Сравнительный риск всех типов деликтов заметно снижался в периоды употребления антипсихотиков, по сравнению с периодами без антипсихотиков – показатели адаптированного сравнительного снижения риска (аСр) составили 0,50-0,67. При этом клозапин (аСр: 0,28-0,44), оланзапин (аСр: 0,46-0,72) и рисперидон (аСр: 0,53-0,64) были ассоциированы с более выраженным эффектом в части снижения вероятности ареста и судебного приговора, чем другие антипсихотики, напр., кветиапин (аСр: 0,68-0,84) и галоперидол (аСр: 0,67-0,77). По отношению к конкретному человеку, вероятность ареста или судебного приговора за различные типы преступлений была на 33-50% ниже во время употребления антипсихотиков. Внутримышечные антипсихотики-депо длительного действия тоже давали снижение риска, при этом лишь рисперидон-депо обеспечивал снижение по всем типам деликтов (аСр: 0,33-0,69). Этот эффект был выше для пациентов с психотическим расстройством, по сравнению с другими пациентами, напр., с биполярным расстройством. Авторы заключают, что антипсихотики различаются по степени ассоциированности со снижением вероятности арестов или осуждения судом за различные типы деликтов. 

Сильной стороной исследования авторы считают величину выборки, а также то, что шведское общество репрезентативно для других европейских стран в части психических расстройств, фармакотерапии и проявлений насилия. Плюсом исследования является и то, что каждый пациент выступал своим собственным контролем. Это позволяет избежать искажений. 

Среди ограничений исследования упоминаются упущение краткосрочной вариации в искажающих факторах и неуверенность в действительном употреблении назначенных лекарств. Авторы исследования также не исключают вероятность обратной причинности, т.е., возможно, что насилие и криминальность повышают вероятность назначения антипсихотиков. Мы бы, со своей стороны, хотели обратить внимание на очень широкую дефиницию периодов употребления лекарственных препаратов. 

Следует отметить, что наиболее эффективные в данном исследовании клозапин, оланзапин, рисперидон и антипсихотики-депо показали равную эффективность в исследованиях других замеров исходов при психозах, напр., позитивных симптомов, рецидивов психозов, госпитализаций и летальности (Huhn et al., 2019). Это может говорить о том, что, прежде всего, агрессия связана с психотической симптоматикой. Было бы интересно включить в анализ присутствие и тяжесть психотических симптомов – это бы позволило лучше отделить воздействие антипсихотиков на агрессию, обусловленную психозом, и иную агрессию. 

Кроме того, с нашей точки зрения, недостатком является неучет доз, так как на эффект некоторых препаратов может влиять их назначение в субтерапевтических дозах, как, напр., это происходит с кветиапином – его часто назначают в низких дозах. И, наконец, было бы хорошо, если бы анализ охватывал эффект других препаратов (напр., СИОЗС и стабилизаторы настроения), потому что они рекомендованы в официальных гайдах к употреблению при агрессивном поведении. 

Результаты данного исследования представляют особый интерес для судебно-психиатрической популяции пациентов. Они показывают, что антипсихотикам (а именно: клозапину, оланзапину и рисперидону) есть место не только в лечении психотических симптомов, но также и в лечении трансдиагностической агрессии, независимо от лежащих в ее основе проблем. 

Использованная литература: 

•    Sariaslan A., Leucht S., Zetterqvist J. et al.  Associations between individual antipsychotics and the risk of arrests and convictions of violent and other crime: a nationwide within-individual study of 74925 persons.  Psychological  Medicine,  2021; 11: 1-9. Полный текст оригинала см.: https://www.cambridge.org/core/journals/psychological-medicine/article/associations-between-individual-antipsychotics-and-the-risk-of-arrests-and-convictions-of-violent-and-other-crime-a-nationwide-withinindividual-study-of-74-925-persons/F475430B2C3DECF674178F0B9A91ECD5

•    Huhn M., Nikolakopoulou A., Schneider-Thoma J. et al.  Comparative efficacy and tolerability of 32 oral antipsychotics for the acute treatment of adults with multi-episode schizophrenia: a systematic review and network meta-analysis.  Lancet,  2019; 394: 939-951. Полный текст оригинала см.: https://www.thelancet.com/article/S0140-6736(19)31135-3/fulltext

По материалам: 

Knegtering H., Heetia H, Spoelstra S.K. Antipsychotica en verlaging van de kans op geweld en delicten. – Tijdschrift voor Psychiatrie, 2021, vol. 63, Nr. 9, p. 684-85.