Входя на эту страницу, Вы подтверждаете, что являетесь  медицинским работником.

Вопросы переносимости и безопасности терапии арипипразолом

(эндокринологический аспект проблемы)

Московский научно-исследовательский институт психиатрии Минздрава России

РЕЗЮМЕ: Представленный обзор посвящен рассмотрению одной из важных проблем психофармакотерапии - эндокринологическому аспекту переносимости и безопасности применения антипсихотиков второго поколения (АВП). Приведены данные сравнительных исследований по влиянию отдельных антипсихотиков в сравнении с арипипразолом на уровни пролактина, липопротеидов высокой (ЛПВП) и низкой (ЛПНП) плотности, глюкозы, а также на изменения массы тела больных с психическими расстройствами. Показаны преимущества арипипразола по профилю безопасности и переносимости в отношении гиперпролактинемии (ГП) и метаболических нарушений.

КОНТАКТ: e-mail: gorobetsln@mail.ru

 

Исследование и решение проблемы переноси­мости и безопасности (побочных эффектов в целом и нейроэндокринных дисфункций - НЭД, в частности) антипсихотиков является одной из важных состав­ляющих на современном этапе разработки оптими­зации терапии у психических больных. Это связано в первую очередь с новой парадигмой оценки основ­ных параметров психофармакотерапии (ПФТ), кото­рая представлена на рис. 1. Как видно из рис. 1, для достижения оптимального результата лечения необ­ходим учет не только эффективности, но и переноси­мости (безопасности) применяемой ПФТ.

Как известно, нежелательные явления (в част­ности, НЭД) значительно ухудшают соматическое здоровье пациентов, снижают удовлетворенность проводимым лечением, что приводит к нарушению режима приема препаратов вплоть до полного отка­за от терапии [5, 7]. По данным ряда исследований [1,2, 6, 13, 28, 29, 30, 44, 47, 48, 50, 52], распростра­ненность НЭД при проведении длительной противорецидивной терапии составляет в среднем не менее 60%. Самыми распространенными НЭД являются синдром нейролептической гиперпролактинемии (НГП) и метаболические нарушения (прибавка мас­сы тела, метаболический синдром, дислипидемия, гипергликемия и сахарный диабет 2 типа [ИНДС]). Основным фактором формирования НЭД у психи­ческих больных при проведении ПФТ является фармакогенный. В этой связи в последние годы усилия психофармакологов направлены на разработку препаратов, не уступающих по эффективности уже су­ществующим, но обладающих минимальным спект­ром побочных (в частности, эндокринных) эффектов. К таким препаратам, несомненно, можно отнести арипипразол. В настоящее время в российской психиатрической практике препарат представлен под несколькими торговыми названиями, в частности, Амдоал. По мнению ряда клиницистов [7, 40], ари­пипразол можно отнести к антипсихотикам третьего поколения (АТП), считая его первым представителем класса дофамин-серотониновых стабилизаторов [54]. В условиях in vitro арипипразол обнаруживает частичную агонистическую активность в отношении клонированных D2 рецепторов человека [18]. В экс­периментах ex vivo арипипразол ингибировал спон­танный выброс пролактина в гипофизе. Это ингибирование было значительно менее выраженным в сравнении с полным агонистом дофаминовых рецеп­торов - талипексолом. В условиях in vivo арипипра­зол демонстрирует эффект агониста D2 рецепторов на моделях животных с дофаминергической гиперактивностью и агониста D2 рецепторов на моделях с дофаминергической гипоактивностью. Арипипразол обнаруживает также частичную агонистическую активность в отношении 5-HT1A- и 5-НТ2А-рецепторов [13, 18, 32, 39, 57]. Предполагается, что такой спектр рецепторных воздействий препарата обусловли­вает низкую частоту развития ГП и метаболических нарушений.

Анализ данных отечественных и зарубежных ис­следований показал значительное количество публи­каций (более 300), касающихся изучения различных аспектов терапии арипипразолом (эффективность в отношении позитивной и негативной симптома­тики, становлении ремиссий, возможность влия­ния на нейрокогнитивный дефицит, купирующая и противорецидивная активность, экономические проблемы, отсутствие седации и неврологических побочных эффектов и др.) [3, 4, 5, 11, 16]. Значи­тельно меньшее число работ посвящено исследова­нию влияния арипипразола на секрецию пролактина и развитие метаболических нарушений. В данном обзоре представлены данные, касающиеся этой проблемы.

Синдром нейролептической гиперпролактинемии


НГП является достаточно частым и серьезным побочным эффектом антипсихотической терапии. При лечении антипсихотиками синдром НГП встреча­ется у женщин репродуктивного возраста в 48-93% случаев. У мужчин частота встречаемости указанно­го синдрома варьирует от 42 до 47%. К клиническим проявлениям НГП относятся галакторея, нарушения менструальной функции (НМЦ), сексуальные дис­функции, ряд психоэмоциональных нарушений и др. [1, 2, 6, 53]. В долгосрочной перспективе (при дли­тельно существующей ГП) у женщин увеличивается риск развития остеопороза, ИБС и бесплодия. На основании анализа проведенных многочисленных исследований и собственных данных по оценке пролактинстимулирующего эффекта (частоты встречае­мости НГП в сторону убывания) антипсихотические препараты можно представить следующим обра­зом: амисульприд - сульпирид - рисперидон - галоперидол - оланзапин - клозапин - кветиапин - зипразидон - сертиндол - арипипразол [1, 2]. Знания о наличии или отсутствии пролактогенного эффекта у назначаемого антипсихотика очень важны как при первичном назначении терапии у больных с фак­торами риска развития ГП (пролактинома, заболе­вания половых желез и др.), так и для проведения коррекционных мероприятий НГП (замена препа­рата, наличие НГП в анамнезе и др.). Кроме того, в этом контексте необходимо помнить о необходи­мости проведения мониторинга отдельных пока­зателей (см. табл.1) с целью профилактики и диаг­ностики НГП.

Таблица 1. Рекомендации по стандартизации мониторинга проявлений нейролептической гиперпролактинемии (НГП) [2]

Клинико-эндокринологические исследования

Параклинические

исследования

  • Выявление жалоб, характерных для синдрома НГП.
  • Сбор анамнеза:

-     наследственность;

-     выявление наличия НГП в процессе предшествующей ПФТ

•   Фоновые исследования пролактина и ежемесячные при выявлении НГП и проведении корректирующей терапии.

•    При отсутствии НГП и наличии клинических проявлений синдрома НГП - исследование уровней эстрадиола, тестостерона, ЛГ, ФСГ; УЗИ органов малого таза; консультация гинеколога

 

В ряде краткосрочных исследований арипипразола было показано, что терапия указанным препа­ратом приводила к снижению уровня пролактина [8, 20, 33]. Эти данные подтверждены в работах [37, 38], где было показано достоверное снижение среднего (47,9 до 7,2 нг/мл) уровня пролактина при переходе на арипипразол пациентов, ранее получавших дру­гие АВП. При этом число больных с ГП (> 20,0 нг/мл) также достоверно снижалось (с 61,5 до 7,7%). В 4-не­дельном исследовании арипипразола в дозировках 20 и 30 мг в сравнении с рисперидоном (6 мг) и пла­цебо было отмечено снижение уровня пролактина в плазме крови с исходных значений в обеих группах арипипразола(арипипразол 20 мг- 6,6 нг/мл; арипи­празол 30 мг - 6,4 нг/мл) и повышение в группе пла­цебо (0,1 нг/мл). При этом различия между группами арипипразола и плацебо не достигали статистически значимых величин. Ни у одного из пациентов, получавших арипипразол, уровень пролактина в плазме крови не был ниже нижней границы референтных зна­чений (2 нг/мл). В группе рисперидона отмечалось повышение уровня пролактина в рови до 47,9 нг/мл, что было достоверно выше, чем в группе плацебо (р < 0,001). Количество пациентов с уровнем про­лактина в плазме крови выше 23 нг/мл (верхняя гра­ница референтных значений) составило в группе плацебо 10,3%; в группе арипипразола 20 мг - 4,1% (р = 0,16 vs плацебо); арипипразол 30 мг - 3,3% (р = 0,08 vs плацебо) и в группе рисперидона 6 мг - 90,5% (р < 0,001 vs плацебо) [8]. Сходные результаты были получены при длительных исследованиях арипипразола. В работе [51] привключение больных в исследование фоновый уровень пролактина был повышен как в группе арипипразола, так и плацебо. По мнению авторов, это было связано с предшес­твующей ПФТ. Уже после 6 недель лечения уровень пролактина снизился до референтных значений и сохранялся в нормальном диапазоне на протяжении всего 26-недельного наблюдения. При проведении 52-недельной противорецидивной терапии арипипразолом в сравнение с галоперидолом средние по­казатели пролактина снизились в основной группе, а в контрольной - возросли. Только у 3,4% пациентов в группе арипипразола уровень пролактина превышал нормальный, в то время как в группе галоперидола доля таких пациентов составила 61% [34]). В двойном-слепом рандомизированном сравнительном исследовании безопасности арипипразола (средняя дозировка 23 мг/сут) и оланзапина (15,4 мг/сут) продолжительностью 52 недели к 26 неделе исследова­ния были получены следующие данные. У значительно большего количества пациентов группы оланзапина наблюдался повышенный уровень пролактина (47% против 9%; р < 0,001) и впервые выявленная ГП (43% против 7%; р < 0,001). Арипипразол демонстрировал большую, чем оланзапин, способность (89% и 43%, соответственно р < 0,001) приводить к нормализации уровня пролактина у пациентов, имеющих повышен­ный фоновый уровень. В целом среднее уменьшение уровня гормона составило 12,3 нг/мл в группе олан­запина по сравнению со средним снижением, равным 22,2 нг/мг, в группе арипипразола (р < 0,001) [9]. В другом сравнительном 52-недельном исследова­нии арипипразола (15-30 мг/сут) и оланзапина (10­15 мг/сут) было также продемонстрировано более значительное повышение уровня пролактина в конеч­ной точке в группе оланзапина по сравнению с арипипразолом (9,30 против 0,78 нг/мл; р = 0,003) и сущес­твенные различия отмечались на 8, 16 и 28 неделях. Вместе с тем, развития ГП в обеих группах отмечено не было [10, 22]. Большой интерес представляет ис­следование Shim J.C. et al. (2008), в котором приво­дятся данные о назначении арипипразола в качестве дополнительной терапии при ГП на фоне лечения галоперидолом (плацебо контролируемое исследо­вание) с целью минимизации ГП. Результаты иссле­дования показали, что уровень пролактина в группе арипипразола значительно снижался с течением времени: в группе арипипразола у 88,5% пациентов на 8 неделе терапии уровень гормона нормализовал­ся в сравнении с 3,6% в группе плацебо. Также было отмечено, что несмотря на более высокий фоновый уровень пролактина у больных женского пола, его снижение происходило независимо от гендерного фактора. И хотя авторы говорят о предварительнос­ти полученных результатов, требующих дальнейшей проверки, такой подход, несомненно, полезен в кли­нической практике, особенно при купирующей тера­пии. Применение арипипразола вместо агонистов дофамина (бромокриптин, каберголин и др.) в дан­ном случае не ухудшает эффективность проводимой терапии и способствует минимизации развития ней­ролептической ГП.

В табл. 2 приводятся сводные данные, получен­ные в исследовании [26], из которых видно, что арипипразол, в отличие от других антипсихотиков, не только не приводит к увеличению уровня пролактина, но способствует редукции его повышенного уровня.

Таблица 2. Влияние антипсихотиков на уровень пролактина [26]

Антипсихотики, ведущие к повышению уровня пролактина

Антипсихотики, не влияющие на увеличение уровня пролактина или вызывающие транзиторное увеличение

Антипсихотики,

редуцирующие

уровень

пролактина

• Амисульприд

• Клозапин

• Арипипразол

• Рисперидон

• Оланзапин

 

•Традиционные

антипсихотики

• Кветиапин

 

• Зотепин

• Зипразидон

 

 

Данные [25] также подтверждают, что НГП не свойствена арипипразолу в связи с его свойствами парциального агониста Dj-рецепторов. По мнению [24], арипипразол показан при симптоматической ГП вследствие терапии отдельными АПП и АВП. Он является препаратом выбора для больных с карцино­мой груди [28], а также с клиническими проявления­ми НГП на фоне высоких цифр пролактина и у лиц из группы риска [6] (см. рис. 2).

 

Метаболические показатели и изменения массы тела


Как показывают результаты исследований, каса­ющиеся различных аспектов соматического здоро­вья больных шизофренией при проведении нейро­лептической терапии, основное внимание уделяется проблеме повышения массы тела и метаболическо­го синдрома (МС). По данным литературы, доля лиц с избыточной массой тела (ИМТ > 25 кг/м2) встреча­ется при терапии АПП в 6,7-62% случаев, при тера­пии АВП - в 40-92% случаев, а распространенность МС у больных шизофренией (в частности, по данным исследований, проводившихся в США) в настоящее время составляет около 60% и превышает данный показатель в общей популяции в 2-4 раза [1, 2, 13, 14, 15, 30, 50].

По данным ряда исследований [2, 15, 43], при на­значении и проведении антипсихотической терапии очень важен учет факторов риска развития метабо­лических нарушений (МН), диагностические крите­рии метаболического синдрома и скрининг основных антропометрических и биохимических параметров с целью профилактики и ранней диагностики указан­ных расстройств. Основные факторы риска развития МН, параметры диагностики МС и мониторинга МН представлены в табл. 3, 4, 5.

Таблица 3. Основные факторы риска увеличения массы тела и развития МС при антипсихотической терапии [2]

I. Биологические и генетические

II. Клинико­демографические

III. Социальные и поведенческие

  • Особенности метаболических процессов (в частности, печеночного метаболизма);
  • Наследственные (наличие диабета и ожирения у родственников и др.);
  • Генетические;
  • Нейрогормональные и нейропептидные изменения (гиперпролактинемия,  гиперкортизолемия, гиперинсулинемия,  инсулинорезистентность,  гипотиреоз, дислипидемия и др.)
  • Женски пол;
  • Молодой возраст;
  • Низкий вес до  начала терапии;
  • Инертность,  негативные симптомы;
  • Снижение физической  активности
  • Повышение аппетита
  • Изменение социальног и экономического статуса;
  • Изменение поведения;
  • Малая способность  к обучению;
  • Бытовой стресс;
  • Питание с преобладанием  жирной пищи и чрезмерного употребления соли

 

 

Таблица 5. Протокол мониторинга для пациентов, получающих АВП [15]

 

Исходное

4 недели

8 недель

12 недель

Ежеквартально

Ежегодно

Каждые 5 лет

Анамнез/наследственность

Х

 

 

 

 

Х

 

Вес (ИМТ)

Х

Х

Х

Х

Х

 

 

Окружность талии

Х

 

 

 

 

Х

 

Артериальное давление

Х

 

 

Х

 

Х

 

Уровень глюкозы натощак

Х

 

 

Х

 

Х

 

Липидный спектр

Х

 

 

Х

 

 

Х

 

Риск повышения массы тела в виде фармакоген­ной прибавки массы тела (более 5-7% от исходных показателей за время лечения), сахарного диабета  2 типа (ИНДС) и дислипидемии при лечении арипипразолом сходен с плацебо в течение 6-месячного наблюдения [51]. По данным [16, 17, 27, 48], риск повышения массы тела минимален у арипипразола и зипрасидона по сравнению с остальными АВП. Кро­ме того, в работах [21, 35, 36, 49] показано сущест­венное снижение массы тела в течение 6 месяцев лечения при переводе на арипипразол пациентов, имеющих прибавку массы тела на фоне предшеству­ющей терапии другими АВП, а также нормализация уровней липопротеидов и триглицеридов. В иссле­довании Kim S.W. et al (2009) при переходе на ари­пипразол после лечения АВП в течение 26-недельной терапии были получены следующие результаты: достоверное снижение уровня общего холестери­на (186,3 до 174,6 мг/дл); достоверное повышение ЛПВП (47,9 до 53,2 мг/дл) и достоверное снижение массы тела (67,03 до 65,79 кг).

В исследовании [33] купирующей терапии арипипразолом не обнаружено различий с плацебо в отно­шении прибавки массы тела у больных шизофренией (максимальные цифры составили 0,9 кг). Сходные данные были получены в работе [20]: при различных терапевтических стратегиях назначения арипипра­зола прибавка массы тела не превышала 1,7 кг в те­чение 8-недельного лечения, причем фармакогенная прибавка массы тела не превышала 5% от числа об­следованных. Результаты 26-недельного исследова­ния арипипразола выявили снижение массы тела на 1,26 кг и отсутствие значимых различий в уровнях глюкозы натощак по сравнению с исходными пока­зателями, а также отсутствие влияния на показатели липидного обмена. Кроме того, изменения массы тела и показателей глюкозы были менее выражены по сравнению с плацебо [51]. По данным Kasper S. et al (2003), сравнительное исследование 12-ме­сячной терапии арипипразолом и галоперидолом обнаружило незначительную прибавку массы тела, которая отмечалась у больных с дефицитом веса (ИМТ <23 кг/м2). При этом у пациентов с ожирением (ИМТ>27 кг/м2) наблюдалось снижение массы тела. Вместе с тем перевод больного на арипипразол с це­лью минимизации метаболических нарушений тре­бует подключения комплексной программы по сни­жению массы тела в рамках общего оздоровления образа жизни пациента (диетические рекомендации, умеренные физические нагрузки, отказ от курения и др.) [15, 37]. Риск развития ИНДС (не связанный не­посредственно с повышением массы тела) низок при терапии арипипразолом, рисперидоном,зипрасидоном и высокопотентными АПП [27, 52, 56]. Несмотря на то что проспективные рандомизированные клини­ческие исследования (РКИ) не выявляют значимых различий при терапии антипсихотиками, у больных на арипипразоле в натуралистическом исследовании STAR гипергликемия выявляется значительно реже по сравнению с кветиапином, рисперидоном и оланзапином [17, 19, 23]. В сравнительном 4-недельном исследовании арипипразола, рисперидона и плаце­бо было показано минимальное увеличение значе­ний массы тела от исходных показателей в динами­ке во всех трех группах: арипипразол 20 мг - 1,2 кг арипипразол 30 мг - 0,8 кг, рисперидон 6 мг - 1,5 кг Эти значения достоверно отличались от показателей в группе плацебо, в которой было отмечено сниже­ние массы тела за период исследования на 0,3 кг Частота фармакогенной прибавки массы тела оказа­лась достоверно выше на фоне всех вариантов тера­пии в сравнении с плацебо: плацебо - 2%; арипипра- зол 20 мг - 13% (р = 0,004); арипипразол 30 мг - 9% (р = 0,04); рисперидон 6 мг - 11% (р = 0,03) [8]. В сравнительном исследовании Fleischhaker W.W. et al (2008) арипипразола и оланзапина к 26 неделе 40% пациентов, принимавших оланзапин, демонс­трировали значительное увелические массы тела в сравнении с 21% пациентов в группе арипипразола. Статистически значимая разница (р < 0,05) NNT (95% ДИ) составила 5,2 (3,5-10,2). К 52 неделе отмечались сходные результаты (оланзапин 43%; арипипразол 21%; NNT [95% ДИ], 4,5 [3,1-8,3]). Среднее измене­ние массы тела с фонового уровня статистически зна­чимо отличалось между группами терапии (для всех p < 0,001, кроме 4 дня) в пользу арипипразола. Сред­нее изменение массы тела к 26 неделе составило +4,30 кг в группе оланзапина и + 0,13 кг в группе арипипразола (р < 0,001), а к 52 неделе - + 4,74 кг против + 0,32 кг соответственно. Авторы обнаружили боль­шее число пациентов с повышением уровня общего холестерина натощак, ЛПНП и триглицеридов (для всех значений p < 0,001) в группе оланзапина. Кро­ме того, у значительного количества больных группы оланзапина в сравнении с группой арипипразола на­блюдалось впервые выявленное повышение общего холестерина, триглицеридов и ЛПНП натощак. Сред­нее изменение указанных показателей было также в пользу арипипразола. Не было зарегистрировано межгрупповых различий в процентном соотношении пациентов, имеющих клинически значимый уровень ЛПНП (p = 0,383), глюкозы натощак (р = 0,810) или гликированного гемоглобина натощак (р = 0,056). В другом 52-недельном сравнительном исследова­нии [22] прибавка массы тела в случае оланзапина со­ставила 2,54 кг против 0,04 кг в случае арипипразола (p < 0,001). Среди завершивших исследование сред­няя прибавка массы тела на оланзапине была 3,02 кг и 0,57 при приеме арипипразола (p = 0,004). Фарма­когенную прибавку массы тела имело большее чис­ло пациентов при терапии оланзапином (24% против 10%, p = 0,008). Кроме того, обнаружена сходная тенденция - увеличение числа подобных пациен­тов в каждой группе с сохраняющимися различиями в пользу оланзапина. В отношении различий по влия­нию препаратов на биохимические показатели обна­ружено большее влияние на уровни липидов, холес­терина и ЛПНП оланзапина, чем арипипразола. К 52 неделе у больных группы арипипразола наблюдалось незначительное улучшение показателей ЛПВП и бо­лее благоприятные изменения уровней триглице­ридов, не достигающие степени достоверности по сравнению с оланзапином. Среди пациентов с нор­мальными базовыми показателями глюкозы нато­щак потециально клинически значимые показатели в большей степени отмечались в группе оланзапина по сравнению с арипипразалом (27% против16% р = 0,127), однако достоверных отличий найдено не было. Вместе с тем необходимо отметить, что дан­ные, полученные в 2 последних исследованиях, тре­буют более взвешенной оценки и дополнительной проверки, так как анализ биохимических параметров проводился с использованием метода переноса дан­ных последнего измерения вперед. Этот метод достаточно широко используется при статистической обработке данных, но значительно снижает степень их достоверности.

При терапии арипипразолом частота развития МС значительно ниже, чем на фоне ряда АВП [24, 41, 42]. Кроме того, при своевременном выявлении МС и переводе больного на арипипразол у 50% больных наблюдалась редукция симптомов МС уже через 3 месяца терапии. Согласно ряду работ влияние ари­пипразола на метаболические показатели сходно с таковыми у зипрасидона. По результатам краткосрочных исследований, включавших 932 больных на терапии арипипразолом, 201 больной на терапии галоперидолом и 416 больных, принимающих пла­цебо, были получены следующие результаты: у 8% пациентов, принимающих арипипразол, масса тела повышалась более 7% от изначальной, а среднее увеличение массы тела при применении всех дози­ровок составило 0,71 кг и значимо не отличалось от группы галоперидола (0,56 кг), как на это указыва­ют Marder S.R. et al (2003). Marcus R.N. et al (2009) провели краткосрочное плацебо-контролируемое исследование арипипразола у детей и подростков с аутизмом. Ими были использованы фиксированные дозировки арипипразола - 5, 10 и 15 мг. По оконча­нии 8 недель увеличение массы тела в группе плаце­бо составляло + 0.3 кг; при дозировках арипипразола 5 мг/день - 1,3 кг; 10 мг/день - 1,3 кг и 15 мг/день - 1,5 кг. Различие между показателями у пациентов, принимающих плацебо и арипипразол, было досто­верным (p < 0,05).

Таким образом, приведенные данные показыва­ют наличие благоприятного эндокринного профиля безопасности и переносимости арипипразола, что выгодно отличает его от многих представителей как АПП, так и АВП. Помимо применения арипипразола в качестве препарата выбора при купирующей, а особенно при длительной противорецидивной те­рапии, показана возможность перевода больных с психическими расстройствами на прием препарата при наличии НГП и метаболических нарушений, раз­вившихся при применении АПП и АВП, а также ауг­ментация арипипразола к терапии препаратами с высокой пролактогенной активностью.Следует также подчеркнуть, что данные, полученные в клинических исследованиях, зачастую лишь в определенной сте­пени оказываются полезными в повседневной кли­нической практике [12], так как чаще всего касаются довольно ограниченного круга проблем исследуе­мого препарата. Безусловно, при назначении любо­го психофармакологического препарата требуется учет не только полного спектра его эффективности и безопасности, но и индивидуальных особенностей больного (факторов «почвы», отягощенной наследс­твенности и др.). Только при таком подходе можно добиться оптимальных результатов терапии у боль­ных с психическими расстройствами, что является первоочередной задачей для психиатров.

 

Список литературы

1.    Горобец Л.Н. Нейроэндокринные дисфункции и нейролептическая терапия. - М.: ИД «Медпрактика-М», 2007. - 312 с.
2.    Горобец Л.Н. Диагностика, коррекция и профилактика нейроэндокринных дисфункций у больных шизофренией в условиях современной антипсихотической фармакотерапии // Биологические методы терапии психических расстройств. Доказательная медици­на - клинической практике / Под ред. С.Н. Мосолова. - М., 2012. - С. 830-862.
3.    Дратку Л., Олову М., Хорами М. и др. Использование арипипразола в лечении обос­трения шизофрении у пациентов мужского пола в условиях городского стационара: эффективность, целесообразность и риск // Социальная и клиническая психиат­рия. - Т. 17. - Вып. 3. - М., 2007. - С. 61 -66.
4.    Канаева Л.С. Возможности применения арипипразола в становлении и поддержа­нии ремиссий при шизофрении (обзор литературы]// Психиатрия и психофармако­терапия. Журнал им. П.Б.Ганнушкина. - 2009. - Том 11, № 4. - С. 30 -35.
5.    Любов Е.Б. Арипипразол (абилифай): рациональный выбор при лечении шизофре­нии // Социальная и клиническая психиатрия. - Т. 18. - Вып. 4. - М., 2008. - С. 94 - 103.
6.   Мазо Г.Э. Перспективы развития эндокринологической психиатрии // Совре­менные достижения в диагностике и лечении эндогенных расстройств. - СПб., 2008. - С. 210-224.
7.   Мосолов С.Н. Антипсихотическая фармакотерапия шизофрении: от научных данных к клиническим рекомендациям // Биологические методы терапии психических рас­стройств. Доказательная медицина - клинической практике / Под ред. С.Н. Мосо­лова. - М., 2012. - С. 11-60.
8.   Поткин С.Г., Саха А.Р., Куява М.Дж. и др. Арипипразол, атипичный антипсихотик с новым механизмом действия и рисперидон в сравнении с пла­цебо у больных шизофренией и шизоаффективным расстройством // Социальная и клиническая психиатрия. - Т. 17. - Вып. 2. - М., 2007. - С. 72 -79.
9.    Флейшхакер В.В., МакКвейд Р.Д., Маркус Р.Н. и др. Двойное слепое, рандоми­зированное исследование, направленное на сравнение арипипразола и оланза- пина у пациентов с шизофренией // Социальная и клиническая психиатрия. - Т. 19. - Вып. 3. - М., 2009. - С. 47-55.
10.  Чржановски В.К., Маркус Р.Н., Торбейнс А. и др. Эффективность продолжительной терапии арипипразолом пациентов с острым рецидивом шизофрении или хрони­ческим стабильным состоянием болезни: открытое, 52-недельное сравнение с оланзапином // Социальная и клиническая психиатри. - Т. 18. - Вып. 1. - М., 2008. - С. 62-69.
11.  Шмуклер А.Б. Арипипразол: новые возможности антипсихотической терапии // Социальная и клиническая психиатрия. - Т. 16. - Вып. 4. - М., 2006. - С. 96- 102.
12.  Шмуклер А.Б. Доказательные исследования в психиатрии: анализ практической значимости // Психиатрия и психофармакотерапия. Журнал им. П.Б. Ганнушкина. - 2012. - Том 14. № 5.- С. 4-13.
13.  Allison D. B., Casey D. E. Antipsychotic-induced weight gain: a review of the literature // J. Clin. Psychiatry. - 2001. - Vol. 62. - Р. 22-31.
14.  Allison D.B., Fontaine K.R., Heo M. et al. The distribution of body mass index among individuals with and without schizophrenia // J. Clin. Psychiatry. - 1999. - Vol. 60. - Р. 215-220.
15.  American Psychiatric Association: Practice guideline for the treatment of patients with schizophrenia, second edition // Am. J. Psychiatry.- 2004. - Vol. 161. - P. 1-56.
16.  Argo T.R., Carnahan R.M., Perry P. J. Aripiprazole, a novel atypical antipsychotic drug // Pharmacotherapy. - 2004. - Vol. 24. - P. 212-228.
17.  Blonde L., Kan H.J., Gutterman E.M. et al. Predicted risk of diabetes and coronary heart disease in patients with schizophrenia: aripiprazole versus standard of care // J. Clin. Psychiatry.. - 2008. -Vol. 69. - P. 741-748.
18.  Burris K.D., Molski T.F., Xu C. et al. Aripiprazole, a novel antipsychotic, is high affinity partial agonist at human dopamine D2receptors // J.Pharmacol.Exp. Ther. - 2002.- Vol. 302. - P. 381-389.
19. Bushe C. J. Leonard B.E. Blood glucose and schizophrenia: a systematic review of prospective randomized clinical trials // J. Clin. Psychiatry. -2007. -Vol. 68. - P. 1682-1690.
20.  Casey D. E., Carson W. H. Saha A.R. et al. Switching patients to aripiprazole from other antipsychotic agents: a multicenter randomized study // Psychopharmacology (Berll - 2003. - 166: 391-399.
21.  Christensen W.K., Marcus R.N., Torbeyns A. et al. Effectiveness of long-termaripip- razole therapy in patients with acutely relapsing or chronic stable schizophrenia: a 52-week, open-label comparison with olanzapine // Psychopharmacol. - 2006. - Vol. 113. - P. 148-153.
22.  Chrzanowski W.K., Marcus R.N. et al. Effectiveness of long-term aripiprazole therapy in patients with acutely relapsing or chronic, stable schizophrenia: a 52-week, open- label comparison with olanzapine // Psychopharmacology (Berl).-2006. - Dec; 189(2]. - 259-266.
23.  Corey-Lisle P., Kolotkin R.L., Crosby R.D. et al. Changes in Weight and Weight-Related Quality of Life in Aripiprazole Versus Standard of Care Treatment (The STAR Trial] // American Psychiatric Association 159th Annual Meeting, Toronto, Canada. May 20-25. - 2006. - Poster NR334.
24.  De Hert M., Hanssens L., van Winkel R. et al. A case series: evaluation of the metabolic safety of aripiprazole // Schizophr. Bull. - 2007. - Vol. 33. - P. 823-830.
25.  El-Sayeh H.G., Morganti C. Aripiprazole for schizophrenia // Cochrane Database Syst. Rev.- 2006. - Vol. 2. - CD 004578.
26.  Fleischhacker W.W, Hofer A., Hummer M. Managing Schizophrenia: The Compliance Challenge.Second edition. - 2008. - p. 50.
27.  Gardner D.M., Baldessarini R. J., Waraich P. Modern antipsychotic drugs: a critical overview // CMAJ. - 2005. -Vol. 172; N 13. -P. 1703-1711.
28.  Haddad P. M., Sharma S.G. Adverse effects of atypical antipsychotics: differential risc and clinical implications // CNS Drugs. - 2007. - Vol. 21. - P. 911-936.
29.  Halbreich U., Kahn L.S. Hormonal aspects of schizophrenias: an overview // Psy­choneuroendocrinology. - 2003. - P. 16-28.
30.  Haupt D.W. Differential metabolic effects of antipsychotic treatments// European Neuropsychopharmacology. - 2006. - № 16. - P. 149-155
31.  IDF Epidemiology Task Force Consensus. Group. The metabolic syndrome- a new world­wide definition //Lancet. - 2005.
32.  Jordan S., Koprivica V., Chen R. et al. The antipsychotic aripiprazole in a potent, partial agonist at the human 5-HT1A receptor // Eur. J. Pharmacol. - 2002. - Vol. 441 - P. 137-140.
33.  Kane J.M., Carson W.H., Saha A.R. et al. Efficacy and safety of aripiprazole and haloperidol versus placebo in patients with schizophrenia and schizoaffective disorder // J.Clin. Psychiatry. - 2002. - 63: 763 - 771.
34.  Kasper S., Lerman M.N., VcQuade R.D. et al. Efficacy and safety ofaripiprazole versus haloperidol for long-term maintenance treatment following acute relapse of schizo­phrenia // Int. J. Psychopharmacol.- 2003.- Vol. 6- P. 325-337.
35. Kerwin R., L’Italien G., Hanssens L. et al. Effectiveness of Aripiprazole Versus Standard of Care Treatment in Patients With Schizophrenia: The Schizophrenia Trial of Aripip­razole (STAR) Study //19th European College of Neuropsychopharmacology (ECNP) Congress, Paris, France, September 16-20, 2006.
36.  Kerwin R., Millet B., Herman E. et al. A multicentre, randomized, naturalistic, open-label study between aripiprazole and standard of care in the management of community treated schizophrenic patients. Schizophrenia Trial of Aripiprazole: (STAR) study // Eur. Psychiatry. - 2007. - Vol. 22. - P. 433-443.
37.   Kim S.H., Ivanova O., Abbasi F.A. et al. Metabolic impact of switching antipsychotic therapy to aripiprazole after weight gain: a pilot study // J. Clin. Psychopharmacol.- 2007. - Vol. 27. - P. 365-368.
38.  Kim S.W. et al. Effectiveness of switching to aripiprazole from atypical antipsychot- ics in patients with schizophrenia // Clinical Neuropharmacology. - 2009- 32 (5); Р. 243-249.
39.  Kubo M., Mizooku Y., Osumi T. Development and validation of an LC-MS/MS method for the quantitative determination of aripiprazole and its metabolite, OPC14857, in humane plazma // J. Chromatogr. B. -2005. - 822; 294-299.
40.  Lieberman J. A. Dopamine partial agonists: a new class of antipsychotic // CNS Drugs. - 2004. - Vol. 18. - P. 251-267.
41.  L’ Italien G.J., Casey D. E., Kan H. J. et al. Comparison of metabolic syndrome incidence among schizophrenia patients treated with aripiprazole versus olanzapine or placebo // J. Clin. Psychiatry. -2007. - Vol. 68. -P. 1510-1516.
42.  L’ltalien G., Hanssens L., Marcus R. et al. Metabolic Effects of Aripiprazole Versus Standard of Care (The STAR Trial] // American Psychiatric Association 159th Annual Meeting, Toronto, Canada. May 20-25, 2006. Abstract NR391.
43.  Luft B., Taylor D. A review of atypical antipsychotic drugs versus conventional medication in schizophrenia // Expert Opin. Pharmacother. - 2006. - Vol. 7. - P. 1739-1748.
44.  Madhusoodanan S., Parida S., Jimenez C. Hyperprolactinemia associated with psycho­tropics - a review // Hum. Psychopharmacol. Clin. Exp. - 2010. - 25; 281-297.
45.  Marcus R.N., Owen R., Kamen L. et al. A placebo-controlled, fixed-dose study of aripip- razole in children and adolescents with irritability associated with autistic disorder // J. Am. Acad. Child Adolesc. Psychiatry.- 2009. - Nov.; 48(11): 1110-9.
46.  Marder S.R., McQuade R.D., Stock E. et al. Aripiprazole in the treatment of schizo­phrenia: safety and tolerability in short-term, placebo-controlled trials // Schizophr. Res. - 2003. - 61: 123-136.
47.  McEvoy J.P., Meyer J.M., Goff D.C. et al. Prevalence of the metabolic syndrome in patients with schizophrenia: baseline results from the Clinical Antipsychotic Trials of Intervention Effectiveness (CATIE) schizophrenia trial and comparison with national estimates from NHANES III // Schizophr. Res. - 2005. -80: 19-32.
48.  Newcomer J.W. Second-generation (atypical) antipsychotics and metabolic effects: a comprehensive literature review // CNS Drugs. -2005. - Vol. 19. - P. 1-93.
49.  Newcomer J.W., Campos J.A., Marcus R.N. et al. A multicenter, randomized, double­blind study of the effects of aripiprazole in overweight subjects with schizophrenia or schizoaffective disorder switched from olanzapine // J. Clin. Psychiatry. -2008. - Vol. 69. - P. 1046-1056.
50.  Newcomer J.W., Haupt D.W. The metabolic effects of antipsychotic medications // Can. J. Psychiatry. - 2006. - 51:480-491.
51.   Pigott T.A., Carson W. H., Saha A.R. et al. Aripiprazole for the prevention of relapse in stabilized patients with chronic schizophrenia: a placebo-controlled 26-week study // J. Clin. Psychiatry. - 2003.- Vol. 64. № 9.- P. 1048-1056.
52.  Ramaswamy K., Masand P.S., Nasrallah H.A. Do certain atypical antipsychotics increase the risk of diabetes? A critical review of 17 pharmacoepidemiologic studies // Ann. Clin. Psychiatry. - 2006. -Vol. 18.- P. 183-194.
53.  Shim J.-Ch., ShinJ.-G., KellyD.L. et al. Частичный агонист дофамина арипипразол в качестве дополнительной терапии при гиперпролактинемии, вызванной антипсихотиками: плацебо-контролируемое исследование // Современная терапия психических расстройств. - № 3. - М. - 2008. - С. 33-39.
54.  Stahl S.M. Dopamine system stabilizers, aripiprazole, and the next generation of antipsychotics, part 1, «Goldilocks» actions at dopamine receptors // J. Clin. Psychiatry.- 2001. - Vol. 62. - P. 841-42.
55.  Swainston H.T., Perry C.M. Aripiprazole:a review of its use in schizophrenia and schizoaffective disorder // Drugs. -2004. - 64: 1715-1736.
56.  van Winkel R., De Hert M., Wampers M/ et al. Major changes in glucose metabolism, including new-onset diabetes, within 3 months after initiation of or switch to atypical antipsychotic medication in patients with schizophrenia and schizoaffective disorder // J. Clin. Psychiatry. -2008. - Vol. 69. P. 472-479.
57.  Yokoi F., Grunder G., Biziere K et al. Dopamine D2 and D3 receptor occupancy in normal humans treated with the antipsychotic drug aripiprazole (OPC 14597): a study using positron emission tomography and (11C) raclopride // Neuropsychopharmacology.- 2002. - 27: 248-259.


The problems of aripiprazole therapy drug tolerance (endocrinological aspect)

Gorobets L.N.

Moscow Research Institute of Psychiatry [Russia]

SUMMARY: Introduced review has dedicated to one of the psychopharmacological significant problems - endocrinological aspects of drug tolerance by second-generation antipsychotics (SGA). Below presents the data of comparative studies by influence of separate antipsychoticscompared toaripiprazole on levels of serum prolactin, high- and low-density lipoproteins (HDL and LDL), glucose and mass of a body change in the patients with mental illness. There were showed the aripiprazole preferences in respect of hyperprolactinemia (HP) and metabolic disorders.

KEY WORDS: aripiprazole, hyperprolactinemia, weight gain, high- and low-density lipoproteins (HDL and LDL), glucose level