Входя на эту страницу, Вы подтверждаете, что являетесь  медицинским работником.

Терапия антипсихотиками, функциональный исход и качество жизни при шизофрении: фокус на амисульприд

(расширенный реферат*)

РЕЗЮМЕ: Восстановление качества жизни больных шизофренией - важнейшая терапевтическая задача и необходимое условие для дестиг­матизации шизофрении. Однако, в настоящее время число доказательных исследований о влиянии антипсихотической терапии на качество жизни весьма ограничено.

Авторами настоящей работы проведен анализ научной литературы, посвященной применению амисульприда при шизофрении, и оценка его влияния на качество жизни пациентов. Амисульприд - антипсихотик второго поколения, обладающий эффективностью в отношении негативных симптомов шизофрении и относительно редко вызывающий экстрапирамидные нарушения (обе эти особенности могут положительно влиять на качество жизни пациентов). Анализ публикаций базы данных Medline, включающих сведения о качестве жизни и социальном функционировании у пациентов с шизофренией, получающих лечение амисульпридом, показал, что имеется значительное улучшение субъективного благополучия пациентов с шизофренией, начавших лечение этим антипсихотиком, а также корреляция между этим улучшением и общим «смягчением» пси­хопатологической симптоматики. Также по результатам восьми рандомизированных контролируемых и двух натуралистических исследований имело место положительное влияние амисульприда на функциональный исход. В этом отношении амисульприд превосходил галоперидол и был сопоставим с другими антипсихотиками второго поколения - оланзапином, зипрасидоном и рисперидоном. В одном сравнительном исследо­вании, в котором использовался заполняемый пациентом опросник, показано преимущество амисульприда над галоперидолом в отношении субъективного благополучия.

ВЫВОДЫ: Доступные литературные данные подтверждают мнение о том, что амисульприд улучшает социальное функционирование, способ­ствует интеграции в сообщество и самостоятельности, т. е. положительно влияет на важные составляющие качества жизни пациентов с ши­зофренией.

 

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ:

АМИ - амисульприд

АПВП - антипсихотик второго поколения

АППП - антипсихотик первого поколения

ГАЛ - галоперидол

ДИ - доверительный интервал

ЗИП - зипрасидон

КВЕ - кветиапин

КЛО - клозапин

НЯ - нежелательные явления

ОЛА - оланзапин

ОР - отношение рисков

РИС - рисперидон

РКИ - рандомизированное контролируемое исследование ЭПС - экстрапирамидные симптомы

BPRS - Краткая шкала оценки психического статуса (Brief Psychiatric Rating Scale)

CATIE - Клиническое исследование эффективности тера­певтического вмешательства (Clinical Antipsychotic Trial of Intervention Effectiveness)

CGI - Шкала глобального клинического впечатления (Clinical Global Impression)

DSM-IV - Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (IV издание)

EQ-5D - Европейская шкала качества жизни из 5 измерений (EuroQol 5 Dimension Scale)

EUFEST - Европейское исследование первого эпизода ши­зофрении (European First Episode Schizophrenia Trial)

FSQ - Опросник для оценки функционального состояния (Functional Status Questionnaire)

GAF - Шкала общей оценки функционального статуса (Glob­al Assessment of Functioning Scale)

LQPL - Ланкаширский профиль качества жизни (Lancashire Quality of Life Profile) [1]

 

MANSA - Манчестерская краткая шкала оценки качества жизни (Manchester Short Assessment of Quality of Life Scale) NHP - Ноттингемский профиль здоровья (Nottingham Health Profile)

PANSS - Шкала оценки позитивных и негативных синдромов (Positive and Negative Syndrome Scale)

PETiT - Индивидуальная оценка изменения состояния на фоне лечения (Personal Evaluation of Transitions in Treatment) QLS - Шкала качества жизни (Quality of Life Scale)

QOLI - Опросник качества жизни Лемана (Lehman Quality of Life Interview)

SANS - Шкала оценки негативных симптомов (Scale for As­sessment of Negative Symptoms)

SF-36 - Краткий оценка состояния здоровья (Short Form Health Survey)

SIP - Профиль влияния болезни (Sickness Impact Profile) SOFAS - Шкала оценки социального и профессионально­го функционирования (Social and Occupational Functioning Assessment Scale)

SOHO - Исследование клинических исходов у амбулатор­ных пациентов с шизофренией (Schizophrenia Outpatient Health Outcomes)

SQCQ - Севильский опросник качества жизни (Seville Quality of Life Questionnaire)

SQLS - Шкала качества жизни при шизофрении (Schizophre­nia Quality of Life Scale)

S-QoL - Опросник качества жизни при шизофрении Оквера (Auquier Schizophrenia Quality of Life Questionnaire)

SWN - Субъективная шкала благополучия на фоне нейро­лептической терапии (SubjectiveWellbeing under Neuroleptics Scale)

VAS - Визуальна аналоговая шкала (Visual Analogue Scale) WHOQOL-100 - Опросник ВОЗ для оценки качества жизни (WHO Quality of Life questionnaire)

 

 


[1] Antipsychotic medication, functional outcome and quality of life in schizophrenia: focus on amisulpride. Nuss P, Tessier C. Curr Med Res Opin Vol. 26, No. 4, 2010, 787-801

Введение


Концепция качества жизни, связанного с состо­янием здоровья, является гетерогенной и включает в себя клинические и неклинические факторы. К кли­ническим факторам относят характер и интенсивность преобладающей симптоматики, побочные эффекты терапии, субъективное благополучие и функциональ­ный исход. К неклиническим факторам относят бы­товые условия, семейную и социальную поддержку и др. Безусловно, шизофрения нарушает социальное функционирование, независимость и интеграцию па­циента в общество. Общая тяжесть заболевания оп­ределяется не только психотическими симптомами, но и социальными последствиями - болезнь выталки­вает пациента из привычного трудового и семейного окружения, ставит под угрозу его существование как целостной функциональной личности. Выделяют три относительно независимых «измерения» социально­личностных симптомов шизофрении: функциональ­ный исход (занятость, взаимодействие с окружаю­щими), качество жизни (благополучие) и когнитивное функционирование. Оценка субъективного качества жизни осложняется наличием негативных, позитивных и когнитивных симптомов. В настоящее время не разработано унифицированных методов оценки ка­чества жизни - каждый исследователь формулирует собственные критерии, исходя из клинических задач и особенностей исследуемой популяции.

Исторически сложилось так, что в исследованиях шизофрении авторы часто не уделяют должного вни­мания проблеме качества жизни [1, 2]. Отчасти это связано с тем, что психиатры не доверяют сведениям, которые предоставляют пациенты с активной психо­тической симптоматикой. Другой возможной причи­ной является клинический пессимизм. Многие врачи убеждены, что в длительной перспективе какое-либо функциональное улучшение у больных шизофрени­ей невозможно, и поэтому оно не стоит изучения. В ряде недавних исследований удалось опровергнуть эту точку зрения [3].

Проведено несколько крупныхисследований, в ко­торых изучались определяющие факторы (детерми­нанты) качества жизни при шизофрении. В крупном натуралистическом исследовании EuroCS (European Schizophrenia Cohort, Европейская когорта шизоф­рении, n=1208) изучались функциональные исходы и методы оказания помощи пациентам. Показано, что важнейшими детерминантами во всех «измерениях» качества жизни являются финансовые затруднения, депрессия и тяжесть позитивных симптомов [4, 5]. В недавнем исследовании, проведенном в Нидер­ландах [6], показано, что важными детерминантами общего качества жизни являются депрессия, трево­га и самооценка. В схожем австрийском исследова­нии обнаружено, что плохое качество жизни связано с такими параметрами, как депрессия, тревога, ле­карственный паркинсонизм и некомплаентность в отношении антипсихотической терапии; с хорошим качеством жизни были связаны когнитивные симпто­мы и трудоустройство [7]. У амбулаторных пациентов качество жизни в целом было выше, чем у пациентов, посещающих дневной стационар [8]. Связь между низким качеством жизни и негативными (дефицитарными) симптомами подтверждена в нескольких, но не во всех исследованиях [9-12].

Контроль симптомов за счет адекватной антипси­хотической терапии помогает пациентам справлять­ся с личностными и социальными трудностями [13]. В этом контексте очень важна приверженность тера­пии (комплаентность). В 1990-х годах Awad и соавт. разработали концептуальную модель качества жиз­ни пациентов с шизофренией [14]. В соответствии с этой моделью конечное качество жизни определяет­ся влиянием психотической симптоматики, побочными эффектами терапии и социальным функционирова­нием. Антипсихотики не влияют напрямую на качест­во жизни, но изменяют динамический баланс между тремя синдромальными измерениями. Антипсихотики с широким спектром активности и благоприятным профилем побочных эффектов обладают наибольшей эффективностью в отношении качества жизни. Введе­ние в клиническую практику АПВП, которые обладают лучшей переносимостью, чем АППП, стало важной вехой в лечении шизофрении [15]. Многие исследо­ватели считают, что АПВП способны улучшить благо­получие и социальное функционирование пациентов, особенно в среднесрочной и далекой перспективе [16-20]. Показатели качества жизни использовались в качестве дополнительных конечных точек в несколь­ких исследованиях эффективности, в частности, в ис­следованиях клозапина [9] и трех крупных натуралис­тических исследованиях антипсхотической терапии (CATIE [21], SOHO [22] и EUFEST [23]). К сожалению, во многих исследованиях имеются методологические проблемы - отсутствие контрольной группы, ненадле­жащий выбор инструментов для оценки качества жиз­ни и неадекватные периоды наблюдения [24].

Целью работы являлся анализ исследований эф­фективности амисульприда (АПВП из группы замещен­ных бензамидов [25]), в которых оценивалось качество жизни пациентов. Амисульприд был выбран по двум причинам. Первая причина заключается в его клинических преимуществах: относительно редких ЭПС и способности редуцировать депрессивные симптомы [26, 27], эффективности в отношении позитивной [28] и негативной симптоматики, во многом определяющей клиническую картину хронической шизофрении [29]. В мета-анализе РКИ, проведенном в 2002 г. [30], пока­зано, что в дозах 200-1200 мг/сут. амисульприд эффек­тивнее, чем АППП (галоперидол в дозе 2,5-30 мг/сут.) в отношении общей психопатологической симптомати­ки, а в низких дозах (100-300 мг/сут.) - эффективнее в отношении негативной симптоматики. Использование амисульприда также требовало меньших доз холинер­гических корректоров и приводило к меньшей частоте выбывания из исследования в связи с НЯ. В недавнем мета-анализе исследований эффективности АПВП, проведенном в 2009 г, показано, что амисульприд, на­ряду с клозапином и оланзапином, превосходит АППП в отношении общих психопатологических, негативных, позитивных и депрессивных симптомов [31]. В этом мета-анализе также показано, что АПВП реже, чем галоперидол, вызывают ЭПС, чаще вызывают прибавку веса (все АПВП, за исключением зипрасидона и ами­сульприда) и седацию (клозапин, кветиапин и зотепин).

Вторая причина, по которой в качестве объекта анализа был выбран амисульприд, заключается в его благоприятном влиянии на качество жизни [22, 23, 32]. В упомянутом выше мета-анализе показано, что из всех АПВП только амисульприд, клозапин и сертиндол превосходят АППП по влиянию на качество жизни [31].

Материалы и методы


Авторами был проведен систематический обзор литературы, посвященной сравнительной эффек­тивности амисульприда и других АПВП в отноше­нии качества жизни. Выполнен поиск публикаций по электронной базе данных Medline. Сначала были извлечены публикации, найденные по критериям по­иска «амисульприд», «солиан» (торговое наименова­ние амисульприда, Sanofi), «шизофрения», «качест­во жизни», «QLS», «SWN-S», «QOLI», «SF-36», «NHP», «SIP», «EuroQoL», «FSQ», «GAF» (названия психомет­рических шкал для оценки качества жизни функцио­нального статуса). Затем был проведен поиск и ручное извлечение публикаций, в которых качест­во жизни не являлось основной конечной точкой (по ключевым словам «шизофрения», «амисульприд», «клиническое исследование»).

Описание конечных точек


Качество жизни можно оценить с помощью ряда неспецифических шкал [33], включая крат­кий опросник состояния здоровья SF-36, опросник WHOQOL-100 и шкалу EQ-5D [39], которая исполь­зовалась в исследовании SOHO [5, 34]. Cуществует ряд более специфических шкал, валидизированных на популяции больных шизофренией. Шкала QLS [35] широко используется в исследованиях шизофрении, однако она имеет ряд ограничений (заполняется врачом, а не пациентом, в большей степени отра­жает влияние негативных симптомов и др.). Шкала SWN [36] отражает отчет пациента о своем состо­янии, однако, она посвящена побочным эффектам антипсихотической терапии, а не симптомам ши­зофрении в целом. Существует несколько специа­лизированных опросников, учитывающих самоот­чет пациента (SQLS, QOLI, LQLP, SQCQ, PETiT, S-QoL и др.), однако, все они не получили широкого распро­странения в клинических исследованиях. В исследо­ваниях, вошедших в обзор, использовались следу­ющие психометрические инструменты: QLS [37, 38], SWN [36], EQ-5D [39], MANSA [40], VAS [41], GAF [42], SOFAS [43] и FSQ [44]. Подробное описание всех использованных психометрических инструментов см. в соответствующих публикациях, а также в обзор­ной статье Bobes J. и соавт. [33].

Результаты


В настоящий систематический обзор было вклю­чено 13 исследований. Основные характеристи­ки этих исследований и их результаты по основ­ным клиническим показателям приведены в табл.1 и табл. 2.

 

Таблица 2. Результаты по основным конечным точках в сравнительных РКИ амисульприда

 

Конечная точка

Группа терапии

Исходный балл

Среднее изменение

p

Публикация

I

Общий балл SANS

АМИ

81,9±13,4

-40,9±30,9 (%)

<0,0002*

[46]

Плацебо

81,5±13,7

-20,0±29,8 (%)

II

BPRS

АМИ

64,9****

-27,3

<0,001**

[47]

ГАЛ

65,5

-21,9

III

BPRS

АМИ

55,9±12,5

-17,0±15,8

0,01***

[48]

ГАЛ

57,3±12,6

-12,8±15,5

IV

PANSS

АМИ

91,1±13,0

-32,2±23,9

Нет данных**

[49]

РИС

92,5±12,2

-31,1±21,0

V

PANSS

АМИ

93,1±11,5

-24,1±17,2

0,999*

[50]

РИС

89,9±14,1

-28,4±18,8

VI

BPRS

АМИ

56,0±9,8

-18,3±16,2

Нет данных**

[51]

ОЛА

55,1±9,7

-18,2±15,3

VII

Сводный балл SANS

АМИ

16,1±3,1

-4,3±4,9

Нет данных*

[52]

ОЛА 5 мг

16,0±3,7

-4,7±5,3

ОЛА 20 мг

16,2±3,9

-4,0±5,1

Плацебо

15,8±3,0

-3,1±4,8

VIII

Негативная подшкала PANSS

АМИ

29,0****

-6,9 [-8,5; -8,3]

Нет данных*

[53]

ЗИП

31

-6,1 [-7,8; -4,3]

 

Указаны стандартные отклонения (95% Ди), если они приведены в публикации

* межгрупповые различия определены с помощью дисперсионного анализа (ANOVA) ** P относится к преимуществу Ами над препаратом сравнения *** межгрупповые различия определены с помощью критерия «рускала-уоллиса **** В исследовании нет данных о вариабельности

В целом можно отметить, что преимущества амисульприда были сопоставимы во всех исследо­ваниях.

 

Основные результаты - качество жизни


Сравнительные РКИ с галоперидолом


В обоих сравнительных исследованиях с ГАЛ [47, 48] качество жизни оценивалось по шкале QLS. Исходные и конечные показатели представлены на рис. 1. В обоих исследованиях в группах АМИ отме­чается 20%-ное улучшение по шкале QLS и значи­мое преимущество АМИ на ГАЛ. В исследовании III [48] проведен анализ по четырем различным подш­калам QLS, в котором показано преимущество АМИ по всем параметрам, в частности, по параметрам «определяющая роль» и «межличностные связи» (рис. 2).

 

 

 

Сравнительные РКИ с другими АПВП


Результаты исследования VI [51] приведены на рис. 2. Изменения общего балла и подшкалл QLS были сопоставимы в группах ОЛА и АМИ. Сводные статистические данные, представленные в иссле­довании VII [52], не позволяют сопоставить влияние ОЛА и АМИ на качество жизни.

 

Натуралистические исследования


В 12-месячном фармакоэкономическом иссле­довании IX [54] в качестве конечных точек качества жизни и функционального исхода использовались, соответственно, шкалы QLS и GAF. Показано улучше­ние по общему баллу QLS после введения в схему те­рапии АМИ (табл. 3).

 

Таблица 3. Результаты по шкалам GAF и QLS в натуралистическом исследовании амисульприда (исследование IX [54])

 

 

Год 1

Год 2

Р*

GAF

Группа монотерапии

37,1 ± 7,4

39,7 ± 7,6

0,01

Группа

полифармакотерапии

38,7 ± 7,7

42,2 ± 8,8

QLS

Группа монотерапии

34,5 ± 18,3

41,2 ± 23,4

0,001

Группа

полифармакотерапии

34,9 ± 13,7

44,8 ± 20,7

 

* значения p приведены для различий между годами 1 и 2 (ANOVA)

 

 

С учетом небольшого, но статистически значимо­го увеличения эффективности в группе полифарма­котерапии авторы делают вывод об экономической целесообразности введения АМИ в схему терапии.

 

В 6-месячном натуралистическом исследовании X [55] изучались эффекты нескольких АПВП. Улучшение качества жизни по шкале VAS наблюдалось во всех группах (без статистически значимых межгрупповых различий, за исключением групп ОЛА и РИС - 36% и 40%, соответственно, p<0,005). В группах АМИ, КЛО и КВЕ улучшение составило, соответственно 15%, 34% и 40%. Различия между этими группами были статистически недостоверны.

 

Исследование XI [56] было специально разрабо­тано для оценки субъективного благополучия у па­циентов с шизофренией на терапии АМИ. Популяция пациентов разделилась следующим образом: 20,0% ранее не получали никакого лечения, 22,9% ранее лечились АПВП, а 57,1% - АППП. Группа из 727 паци­ентов с плохим субъективным благополучием (балл SWN < 60) получала терапию АМИ. Через 4 недели 507 пациентов (69,7%) были признаны респондерами по шкале SWN (улучшение > 10 баллов и > 20% по сравнению с исх. уровнем). Через 12 недель 286 па­циентов (39,3%) достигли ремиссии (балл SWN > 80). Пациенты, давшие быстрое улучшение по шкале SWN, с большей вероятностью достигали ремиссии в конце исследования (52,5%). Респондеры по шкале SWN также обнаруживали улучшение по общей пси­хопатологической симптоматике (PANSS), функцио­нальному статусу (SOFAS) и глобальному клиничес­кому впечатлению (CGI) (табл. 4).

 

Таблица 4. Распределение среднего изменения по негативной и позитивной подшкалам PANSS, шкалам SOFAS и CGI в группах респондеров и нон-респондеров, определенных по шкале SWN, в исследовании XI [56]

 

Исходное

среднее

Среднее в конечной точке

Общий балл SWN

46,5

75

Респондеры по SWN (n=507)

45,8

79,8

Нон-респондеры по SWN (n=220)

49,6

52,2

Балл SOFAS

 

 

Респондеры по SWN (n=507)

42,5

63,1

Нон-респондеры по SWN (n=220)

41,1

45,4

Позитивная подшкала PANSS

 

 

Респондеры по SWN (n=507)

16,1

8,3

Нон-респондеры по SWN (n=220)

15,5

12

Негативная подшкала PANSS

 

 

Респондеры по SWN (n=507)

19,4

13,3

Нон-респондеры по SWN (n=220)

20,4

19,2

Балл CGI-S

 

 

Респондеры по SWN (n=507)

6,1

4,3

Нон-респондеры по SWN (n=220)

6,0

4,3

 

В исследовании SOHO (исследование XII [58]) в качестве конечной точки использовался процент пациентов, достигших стойкого и адекватного ка­чества жизни (балл VAS-компонента EQ-5D > 70, сохраняющийся минимум в течение 24 месяцев и регистрируемый на 36-м месяце). В исходной точке средний балл VAS-компонента EQ-5D был равен 46. 26,8% пациентов, завершивших участие в исследо­вании, имели стойкое и адекватное улучшение ка­чества жизни. Среди переменных, которые влияли на благоприятный исход, можно выделить короткий срок терапевтического вмешательства, молодой возраст, небольшую выраженность негативных симп­томов, высокую комплаентность и трудоустрой­ство. По этой конечной точке АМИ был сопоставим с ОЛА и превосходил РИС, КВЕ и АППП (табл. 5). Отдельная публикация была посвящена первому компоненту EQ-5D - собственно, опроснику [34]. Улучшение по опроснику EQ-5D было сопостави­мым в группах ОЛА, АМИ и КЛО и несколько ниже во всех остальных группах (p<0,005 при сравнении с ОЛА).

 

Таблица 5. Вероятность достижения стойкого адекватного качества жизни в исследовании SOHO (XII [57])

Группа терапии

OR*

p

ола

1

 

рис

0,639

<0,0001

LU

СО

0,443

<0,0001

ами

0,869

0,5045

кло

?

0,6098

Пероральные АППП

0,433

<0,0001

Депонированные АППП

0,463

<0,0001

Несколько антипсихотиков

0,811

0,0163

* Для расчета OR (отношения шансов) в качестве эталонного средства принят оланзапин

 

 

В исследовании XIII (EUFEST) обнаружено среднее увеличение балла MANSA на 0,7 через 1 год терапии. Значимых межгрупповых различий не обнаружено (табл. 6).

 

Таблица 6. Средние показатели по шкалам MANSA и GAF в исходной точке и в конце исследования EUFEST (XIII)

Группа

терапии

MANSA

GAF

Исходное

Конечное

Исходное

Конечное

ГАЛ

3,9 ± 0,8

4,7 ± 0,70

38,6 ± 12,2

64,3 ± 3,5

ами

4,1 ± 0,9

4,7 ± 0,07

40,3 ± 12,5

74,4 ± 3,6

ОЛА

4,0 ± 1,0

4,7 ± 0,07

43,0 ± 15,1

68,3 ± 3,5

ш

со

4,0 ± 1,0

4,7 ± 0,07

38,8 ± 14,2

64,2 ± 3,5

зип

4,2 ± 0,9

4,8 ± 0,08

39,3 ± 12,9

66,8 ± 3,8

p (внутригруп­повое)

Нет данных

0,12

Нет данных

0,0006

 

 

Основные результаты - функциональный исход


Сравнительные РКИ с галоперидолом


Функциональный исход в двух сравнительных РКИ с ГАЛ оценивался по шкалам GAF (исследование III [48]) и FSQ (исследование II [47]). В исследовании III [48] в группе АМИ показано увеличение балла GAF на 20,1%, что значительно выше результата в группе ГАЛ (рис. 3). В исследовании II [47] также показано улучшение функционального статуса в группе АМИ (табл. 6).

 

 

Сравнительные Рки с другими АПВП


Количественные данные по функциональному ис­ходу приведены в двух сравнительных РКИ с РИС (ис­следования IV [49] и V [50]), одном РКИ с ОЛА (иссле­дование VI [51]) и одном РКИ с ЗИП (исследование VIII [53]). За исключением исследования VIII, в котором использовалась шкала GAF, во всех РКИ оценка функ­ционального статуса выполнялась с помощью шка­лы SOFAS. Во всех трех исследованиях обнаружено значимое увеличение балла SOFAS после лечения АМИ (рис. 4). Сопоставимое улучшение наблюдалось в группах РИС и ОЛA. Число респондеров (пациентов с увеличением балла SOFAS на 50% и более) было со­поставимым во всех исследованиях. При использова­нии менее строго критерия реагирования на терапию (улучшение на 30% и более) выявляется значимое преимущество АМИ над РИС (рис. 5).

 

 

 

В исследовании VIII [53] показано значимое улуч­шение по баллу GAF в группах АМИ и ЗИП (p < 0,05). Показана эквивалентность АМИ и ЗИП по количеству пациентов, которые завершили исследование (меж­групповое отношение: 1,31, нижний 95% ДИ: 0,84).

 

Плацебо-контролируемые Рки


В единственном плацебо-контролируемом ран­домизированном исследовании с АМИ для оценки функционального состояния использовалась шкала GAF. В группах АМИ показано улучшение на 11,5%, в группе плацебо - на 4,7% (рис. 3).

 

Натуралистические исследования

В 12-месячном фармакоэкономическом иссле­довании IX [54] функциональное состояние оценива­лось по шкале GAF. Как и в случае с качеством жизни (по шкале QLS), после начала лечения отмечалось умеренное улучшение по баллу GAF. Различия были особенно заметны в группе полифармакотерапии (табл. 3).

 

В исследовании XII (SOHO) использовался состав­ной критерий длительной функциональной ремис­сии, включающий частичную или полную занятость, самостоятельное проживание и наличие активных социальных связей в течение, как минимум, двух лет до завершения исследования. В конце трехлетнего периода наблюдения лишь 12,8% пациентов соответ­ствовали этому критерию. По этому критерию не об­наружено межгрупповых различий между АПВП (при сравнении с ОЛА). У пациентов, получающих АППП,  вероятность становления длительной функциональ­ной ремиссии была ниже (ОР = 0,4; p < 0,0001). Лишь 4,9% пациентов одновременно отвечали критериям длительной функциональной ремиссии и стойкого адекватного качества жизни (см. выше).

 

В исследовании XIII (EUFEST) функциональный исход оценивался по шкале GAF. Показано увеличе­ние среднего балла GAF во всех группах сравнения через 1 год терапии. Выявлены статистически зна­чимые межгрупповые различия (p < 0,0006), причем наибольший балл в конце исследования зарегистри­рован в группе АМИ (табл. 6).

 

Обсуждение


В схожем систематическом обзоре Saleem и соавт. [32] проанализировали три сравнительных исследова­ния [46-48] и пришли к выводу, что АМИ превосходит АППП по своему благоприятному влиянию на качество жизни. Настоящий обзор дополняет предыдущие находки за счет включения 10 недавних исследований, в которых АМИ сравнивается с другими АПВП с ис­пользованием более широкого спектра психометриче­ских инструментов. Безусловно, настоящий обзор не является всеобъемлющим, хотя бы потому, что в него вошли публикации только из базы данных Medline. Большая неоднородность дизайна и конечных точек не позволила авторам учесть в выводах систематическую ошибку, связанную с предпочтительной публикацией положительных результатов исследований (publication bias). В вошедших в обзор исследованиях оцени­вались разнородные популяции пациентов: пациенты с первым эпизодом (XIII), с преобладающей негативной симптоматикой (I, VII и VIII), с острым психозом (11-VI) и стабильные пациенты-хроники (XII и XI). Во всех этих популяциях наблюдается улучшение качества жизни и функционального исхода на фоне терапии АМИ.

 

Важно понять, является ли благоприятное вли­яние на качество жизни, установленное для АМИ, общим свойством всех АПВП. В сравнительных РКИ с ОЛА, РИС и ЗИП (IV-VIII) не обнаружено статисти­чески значимых межгрупповых различий по интере­сующим авторов конечным точкам. Авторы отмеча­ют, что статистическая мощность этих исследований была достаточной для основных клинических конеч­ных точек, но недостаточной для оценки различий по качеству жизни и функциональному исходу. Любопыт­ными представляются находки исследования SOHO, в которое вошло более 6000 пациентов. На большой выборке удалось выявить значимые различия между АПВП - АМИ, КЛО и ОЛА были более эффективны, чем РИС и КВЕ [57]. Преимущество АПВП над АППП можно объяснить большей редукцией депрессивных симптомов [4-7], а также лучшей переносимостью. Общеизвестно, что АПВП в меньшей степени, чем АППП, вызывают ЭПС. Однако нельзя забывать про другие НЯ, характерные для АПВП, например, про прибавку веса и сексуальные нарушения. В крупных исследованиях EUFEST [59] и SOHO [58] сексуальная дисфункция на фоне приема АМИ наблюдалась так же часто, как и в группах АППП.

 

Во включенных исследованиях применялось мно­жество психометрических инструментов, но лишь в трех крупных натуралистических исследованиях были задействованы шкалы с самоотчетом пациентов (XI- XIII). Важно понять, насколько улучшение, фиксируе­мое врачом, соответствует субъективным ощущени­ям пациентов. В предыдущих исследованиях [60, 61] обнаружена умеренная корреляция между результа­тами врачебной оценки и самоотчетами пациентов. В исследовании SOHO [57] лишь у 4,9% пациентов одновременно регистрировались длительная функ­циональная ремиссия (параметр, оцениваемый врачом) и стойкое адекватное качество жизни (параметр, оцениваемый пациентом). По всей видимости, эти параметры отражают два разных синдромальных «измерения» при шизофрении. С помощью АПВП (в частности, амисульприда) можно добиться тера­певтического успеха в обоих «измерениях».

 

Важным ограничением настоящей работы являет­ся «лабораторный» характер большинства исследо­ваний. Очевидно, требуется провести дополнитель­ную работу по изучению реального эффекта терапии на социально-значимые параметры (трудоустрой­ство, поддержание межличностных связей и др.). По­казательным в этом отношении является исследова­ние SOHO, в котором показано, что АПВП помогают пациентам достигать длительных функциональных ремиссий с хорошим качеством жизни.

 

Выводы


Данные, полученные в настоящем обзоре, позволя­ют сделать следующий вывод: амисульприд является многообещающим средством в лечении шизофрении, повышающим приверженность терапии и благоприят­но влияющим на социальное функционирование, независимость и интеграцию пациентов в сообщество.

 

Библиография

 

1.     Awad A.G., Hogan T.P., Voruganti L.N., et al. Patients' subjective experiences on antipsychotic medications: implications for outcome and quality of life. Int Clin Psychopharmacol 1995; 10(Suppl. 31:123-32.

2.     Awad A.G., Lapierre Y.D., Angus C, et al. Quality of life and response of negative symp­toms in schizophrenia to haloperidol and the atypical antipsychotic remoxipride. The Canadian Remoxipride Group. J. Psychiatry Neurosci 1997; 22:244-8.

3.     Voruganti L., Heslegrave R., Awad A.G., et al. Quality of life measurement in schizo­phrenia: reconciling the quest for subjectivity with the question of reliability. Psychol Med 1998; 28:165-72.

4.    Marwaha S., Johnson S., Bebbington P, et al. Correlates of subjective quality of life in people with schizophrenia: findings from the EuroSC study. J. Nerv Ment Dis 2008; 196:87-94.

5.    Heider D., Angermeyer M.C., Winkler I., et al. A prospective study of quality of life in schizophrenia in three European countries. Schizophr Res 2007; 93:194-202.

6.    Meijer C.J., Koeter M.W., Sprangers M.A., et al. Predictors of general quality of life and the mediating role of health related quality of life in patients with schizophrenia. Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol 2009; 44:361-8.

7.    Hofer A., Kemmler G., Eder U., et al. Quality of life in schizophrenia: the impact of psychopathology, attitude toward medication, and side effects. J. Clin Psychiatry 2004; 65:932-9.

8.    Salome F., Petitjean F., Germain C, et al. [The subjective quality of life of patients with schizophrenia: influence of psychopathology and patients' expectations. A comparative study]. Encephale 2004; 30:60-8.

9.    MeltzerH.Y., BurnettS., BastaniB., et al. Effects of six months of clozapine treatment on the quality of life of chronic schizophrenic patients. Hosp Community Psychiatry 1990; 41:892-7.

10.   Tek C, Kirkpatrick B., Buchanan R.W. A five-year followup study of deficit and nondefi­cit schizophrenia. Schizophr Res 2001; 49:253-60.

11.   Yamauchi K., Aki H., Tomotake M., et al. Predictors of subjective and objective quality of life in outpatients with schizophrenia. Psychiatry Clin Neurosci 2008; 62:404-11.

12.   Delamillieure P, Ochoa-Torres D., Vasse T., et al. The subjective quality of life in deficit and nondeficit schizophrenic patients. Eur Psychiatry 2005; 20:346-8.

13.   Norman R.M., Malla A.K., Cortese L., et al. Symptoms and cognition as predictors of community functioning: a prospective analysis. Am J. Psychiatry 1999; 156:400-5.

14.   Awad A.G., Voruganti L.N., Heslegrave R.J. A conceptual model of quality of life in schizo­phrenia: description and preliminary clinical validation. Qual Life Res 1997; 6:21-6.

15.    Lindstrom E., Bingefors K. Patient compliance with drug therapy in schizophrenia. Economic and clinical issues. Pharmacoeconomics 2000; 18:106-24.

16.   Hellewell J.S. Patients' subjective experiences of antipsychotics: clinical relevance. CNS Drugs 2002; 16:457-71.

17.   Voruganti L., Cortese L., Oyewumi L., et al. Comparative evaluation of conventional and novel antipsychotic drugs with reference to their subjective tolerability, side-effect profile and impact on quality of life. Schizophr Res 2000; 43:135-45.

18.   Mortimer A.M., Al-Agib A.O. Quality of life in schizophrenia on conventional versus atypical antipsychotic medication: a comparative cross-sectional study. Int J. Soc Psychiatry 2007; 53:99-107.

19.   Ritsner M., Gibel A., Perelroyzen G., et al. Quality of life outcomes of risperidone, olan­zapine, and typical antipsychotics among schizophrenia patients treated in routine clinical practice: a naturalistic comparative study. J. Clin Psychopharmacol 2004; 24:582-91.

20.   Divanon F., Delamillieure P, Lehaguez A., et al. [Comparative evaluation of quality of life in patients with schizophrenia treated with conventional versus atypical neuroleptics: results of a transversal study]. Encephale 2006; 32 (4 Pt 11:459-65.

21 . Swartz M.S., Perkins D.O., Stroup T.S., et al. Effects of antipsychotic medications on psychosocial functioning in patients with chronic schizophrenia: findings from the NIMH CATIE study. Am J. Psychiatry 2007; 164:428-36.

22.   Haro J.M., Novick D., Suarez D., et al. Remission and relapse in the outpatient care of schizophrenia: three-year results from the Schizophrenia Outpatient Health Outcomes study. J. Clin Psychopharmacol 2006; 26:571-8.

23.   Fleischhacker W.W., Keet I.P., Kahn R.S. The European First Episode Schizophrenia Trial (EUFEST): rationale and design of the trial. Schizophr Res 2005; 78:147-56.

24.   Awad A.G., Voruganti L.N. New antipsychotics, compliance, quality of life, and subjective tolerability - are patients better off? Can J. Psychiatry 2004; 49:297-302.

25.   McKeage K., Plosker G.L. Amisulpride: a review of its use in the management of schizo­phrenia. CNS Drugs 2004; 18:933-56.

26.    Peuskens J., Moller H.J., Puech A. Amisulpride improves depressive symptoms in acute exacerbations of schizophrenia: comparison with haloperidol and risperidone. Eur Neuropsychopharmacol 2002; 12:305-10.

27.    Vanelle J.M., Douki S. A double-blind randomised comparative trial of amisulpride versus olanzapine for 2 months in the treatment of subjects with schizophrenia and comorbid depression. Eur Psychiatry 2006; 21:523-30.

28.   Thomas P, Alptekin K., Gheorghe M., et al. Management of patients presenting with acute psychotic episodes of schizophrenia. CNS Drugs 2009; 23:193-212.

29.   Storosum J.G., Elferink A.J., van Zwieten B.J., et al. Amisulpride: is there a treat­ment for negative symptoms in schizophrenia patients? Schizophr Bull 2002; 28:193-201.

30.    Leucht S., Pitschel-Walz G., Engel R.R., et al. Amisulpride, an unusual ‘atypical' an­tipsychotic: a meta-analysis of randomized controlled trials. Am J. Psychiatry 2002; 159:180-90.

31.   Leucht S., Corves C, Arbter D., et al. Second-generation versus firstgeneration anti­psychotic drugs for schizophrenia: a meta-analysis. Lancet 2009; 373:31-41.

32.    Saleem P., Olie J.P., Loo H. Social functioning and quality of life in the schizophrenic patient: advantages of amisulpride. Int Clin Psychopharmacol 2002; 17:1-8.

33.   Bobes J., Garcia-Portilla P, Saiz P.A., et al. Quality of life measures in schizophrenia. Eur Psychiatry 2005; 20(Suppl. 3):S313-7.

34.   Alonso J., Croudace T., Brown J., et al. Health-related quality of life (HRQL1 and continu­ous antipsychotic treatment: 3-year results from the Schizophrenia Health Outcomes (SOHO1 study. Value Health 2009; 12:536-43.

35.   Heinrichs R.W. Verbal responses to human figure paintings: a test of the uncertainty hypothesis. Can J. Psychol 1984; 38:512-18.

36.   Naber D. A self-rating to measure subjective effects of neuroleptic drugs, relationships to objective psychopathology, quality of life, compliance and other clinical variables. Int Clin Psychopharmacol 1995; 10(Suppl. 31:133-8.

37.   Heinrichs D.W., Hanlon T.E., Carpenter Jr W.T. The Quality of Life Scale: an instrument for rating the schizophrenic deficit syndrome. Schizophr Bull 1984; 10:388-98.

38.   Cramer J.A., Rosenheck R., Xu W, et al. Quality of life in schizophrenia: a comparison of instruments. Department of Veterans Affairs Cooperative Study Group on Clozapine in Refractory Schizophrenia. Schizophr Bull 2000; 26:659-66.

39.    Rabin R., de Charro F. EQ-5D: a measure of health status from the EuroQol Group. Ann Med 2001; 33:337-43.

40.   Priebe S., Huxley P, Knight S., et al. Application and results of the Manchester Short Assessment of Quality of Life (MANSA). Int J. Soc Psychiatry 1999; 45:7-12.

41.   Gilchrist A., Taylor M., Wright M., et al. Is olanzapine clinically effective? A naturalistic outcome survey in two hospital settings. Pharmaceut J. 2002; 269:222-5.

42.    Jones S.H., Thornicroft G., Coffey M., et al. A brief mental health outcome scale - reliability and validity of the Global Assessment of Functioning (GAF). Br J. Psychiatry 1995; 166:654-9.

43.   Goldman H.H., Skodol A.E., Lave T.R. Revising axis V for DSM-IV: a review of measures of social functioning. Am J. Psychiatry 1992; 149:1148-56.

44.   Jette A.M. The Functional Status Index: reliability and validity of a self-report functional disability measure. J. Rheumatol Suppl 1987; 14(Suppl. 151:15-21.

45.   American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Dis­orders, 4th edition (DSM-IV). Washington DC: American Psychiatric Association, 1994.

46.   Loo H., Poirier-Littre M.F., Theron M., et al. Amisulpride versus placebo in the medium- term treatment of the negative symptoms of schizophrenia. Br J. Psychiatry 1997; 170:18-22.

47.   Carriere P., Bonhomme D., Lemperiere T. Amisulpride has a superior benefit/risk pro­file to haloperidol in schizophrenia: results of a multicentre, double-blind study (the Amisulpride Study Group). Eur Psychiatry 2000; 15:321-9.

48.   Colonna L., Saleem P., Dondey-Nouvel L., et al. Long-term safety and efficacy of amisulpride in subchronic or chronic schizophrenia. Amisulpride Study Group. Int Clin Psychopharmacol 2000; 15:13-22.

49.   Sechter D., Peuskens J., Fleurot O., et al. Amisulpride vs. risperidone in chronic schizo­phrenia: results of a 6-month double-blind study. Neuropsychopharmacology 2002; 27:1071-81.

50.   Hwang T.J., Lee S.M., Sun H.J., et al. Amisulpride versus risperidone in the treatment of schizophrenic patients: a double-blind pilot study in Taiwan. J. Formos Med Assoc 2003; 102:30-6.

51.   Mortimer A., Martin S., Loo H., et al. A double-blind, randomized comparative trial of amisulpride versus olanzapine for 6 months in the treatment of schizophrenia. Int Clin Psychopharmacol 2004; 19:63-9.

52.    Lecrubier Y., Quintin P, Bouhassira M., et al. The treatment of negative symptoms and deficit states of chronic schizophrenia: olanzapine compared to amisulpride and placebo in a 6-month double-blind controlled clinical trial. Acta Psychiatr Scand 2006; 114:319-27.

53.   Olie J.P., Spina E., Murray S., et al. Ziprasidone and amisulpride effectively treat nega­tive symptoms of schizophrenia: results of a 12-week, double-blind study. Int Clin Psychopharmacol 2006; 21:143-51.

54.    Surguladze S., Patel A., Kerwin R.W., et al. Cost analysis of treating schizophrenia with amisulpride: naturalistic mirror image study. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry 2005; 29:517-22.

55.    Taylor M., Turner M., Watt L., et al. Atypical anti-psychotics in the real world - a naturalistic comparative outcome study. Scott Med J. 2005; 50:102-6.

56.   Lambert M., Naber D., Eich F.X., et al. Remission of severely impaired subjective wellbe­ing in 727 patients with schizophrenia treated with amisulpride. Acta Psychiatr Scand 2007; 115:106-13.

57.    Novick D., Haro J.M., Suarez D., et al. Recovery in the outpatient setting: 36-month results from the Schizophrenia Outpatients Health Outcomes (SOHO) study. Schizophr Res 2009; 108:223-30.

58.   Novick D., Haro J.M., Perrin E., et al. Tolerability of outpatient antipsychotic treatment: 36-month results from the European Schizophrenia Outpatient Health Outcomes (SOHO) study. Eur Neuropsychopharmacol 2009; 19:542-50.

59.   Kahn R.S., Fleischhacker W.W., Boter H., et al. Effectiveness of antipsychotic drugs in first-episode schizophrenia and schizophreniform disorder: an open randomised clini­cal trial. Lancet 2008; 371:1085-97.

60.   Kusel Y., Laugharne R., Perrington S., et al. Measurement of quality of life in schizo­phrenia: a comparison of two scales. Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol 2007; 42:819-23.

61.   Bengtsson-Tops A., Hansson L., Sandlund M., et al. Subjective versus interviewer as­sessment of global quality of life among persons with schizophrenia living in the com­munity: a Nordic multicentre study. Qual Life Res 2005; 14:221-9.