Входя на эту страницу, Вы подтверждаете, что являетесь  медицинским работником.

Современные подходы к терапии депрессий и возможность использования алпразолама

Клиника психиатрии им. С.С. Корсакова Университетской клинической больницы № 3 ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова.

РЕЗЮМЕ: Представлен обзор современных психофармакологических методов терапии депрессий. Обсуждается эффективность антидепрессан­тов с моноаминергическим механизмом действия. Рассматривается возможность применения комбинированной терапии антидепрессантами и препаратами других фармакологических групп. Отдельное внимание уделяется некоторым средствам, антидепрессивный эффект которых реализуется через воздействие на ГАМКергическую систему.

КОНТАКТ: e-mail: clinica2001@inbox.ru.

 

Современная психиатрия располагает большим арсеналом антидепрессантов, различающихся по механизму действия, особенностям фармакокинети­ки и профилям клинической активности. Тем не менее продолжается поиск новых средств этой фармаколо­гической группы. Его необходимость связана с надеж­дами на большую оптимизацию психофармакотера­пии: повышение эффективности лечения, улучшение его переносимости, расширение возможности более дифференцированного назначения антидепрессан­тов. Действительно, по различным оценкам, у трети больных депрессиями не удается достичь терапев­тического эффекта1 [16]. Следствием плохой пере­носимости лечения является отказ многих пациентов от его продолжения [4]. Эти ограничения приводят к невозможности проведения адекватной психофар­макотерапии у целого ряда больных.

Проблема оптимизации терапии депрессий реша­ется в нескольких направлениях: 1) поиск новых анти­депрессантов с традиционным механизмом действия (моноаминергическое действие) в расчете, что неко­торые различия их нейрохимической и клинической активности расширят возможности лечения; 2) попыт­ки использования комбинаций антидепрессантов с ле­карственными средствами других фармакологических групп в расчете на потенцирование или расширение спектра антидепрессивной активности; 3) углубленное изучение нейрохимических основ патогенеза депрес­сий и создание антидепрессантов с принципиально новыми механизмами действия в расчете, что они бу­дут полезны в случаях невозможности использования средств, доступных в настоящее время.

В последние десятилетия было создано большое число антидепрессантов моноаминергического дейс­твия. Долгое время предполагалось, что эти средства примерно равно эффективны и различаются лишь в профиле и выраженности побочных эффектов [20]. Однако накопленный в настоящее время опыт свиде­тельствует о более значительных различиях спектра их клинической активности. Это отчетливо проде­монстрировал проведенный недавно метаанализ 127 рандомизированных контролируемых исследований с участием 25 928 больных. Его результаты показы­вают, что миртазапин, эсциталопрам, венлафаксин и сертралин более эффективны, чем дулоксетин, флуоксетин, флувоксамин, пароксетин и ребоксетин [30]. Одновременно высказывается мнение, что неселек­тивные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (венлафаксин) более эффективны, чем средства селективного действия [41]. Все чаще можно встретить указания на лидерство трициклических анти­депрессантов (амитриптилин, имипрамин, кломипрамин) в способности ослаблять проявления депрессий [12, 21]. Эти находки определяют необходимость даль­нейшего поиска новых средств с моноаминергическим механизмом действия в расчете, что их применение позволит добиться лучших результатов в лечении. В настоящее время перспективным считается создание но­вого поколения неселективных ингибиторов обратного захвата серотонина, норадреналина и дофамина2 и ан­тидепрессантов, эффект которых реализуется через воздействие на другие компоненты моноаминергической системы - прежде всего нейрорецепторы (5-НТ1А, 5-НТ1В, 5-НТ2С, 5-НТ6, 5-НТ7 серотониновые рецепто­ры, Р3-норадреналиновые рецепторы и др.) [11,41].

Еще одним направлением оптимизации терапии депрессий являются попытки применения комбина­ций антидепрессантов с лекарственными препарата­ми других фармакологических групп. Хотя эффектив­ность этого подхода изучается уже долгое время, он до сих пор не утратил своей актуальности. Исследу­ется возможность сочетания антидепрессантов с ли­тием3 [28, 31, 37], L-триптофаном и 5-гидрокситриптофаном4 [19, 48], гормонами щитовидной железы (тироксин, трийодтиронин) [25, 29], атипичными ней­ролептиками [1, 13, 34], ŵ3-жирными кислотами, неко­торыми витаминами и другими биологически активны­ми средствами. Предполагается, что эти комбинации потенцируют или расширяют спектр действия анти­депрессантов. Перечисленные лекарственные средс­тва, вероятно, усиливают активность моноаминергической системы головного мозга. Литий способствует высвобождению серотонина из пресинапса (особенно в лимбической системе), подавляет высвобождение норадреналина и дофамина и оказывает влияние на многие ферменты мозговой ткани [11, 31]. Гормоны щитовидной железы усиливают выброс серотонина в синаптическую щель (за счет снижения активности ау­тоингибиторных 5-НТ1А серотониновых рецепторов) и повышают активность норадреналиновой системы [25, 31,32]. Считается, что L-тироксин усиливает анти­депрессивный эффект антидепрессантов, а трийодтиронин ускоряет его развитие. Триптофан является ес­тественным предшественником синтеза серотонина. Атипичные нейролептики (кветиапин, арипипразол, клозапин) усиливают высвобождение моноаминов в синаптическую щель за счет блокады 5-НТ2А и 5-НТ2С серотониновых рецепторов [40].

Наиболее инновационным направлением оптимизации терапии депрессий является создание ан­тидепрессантов с принципиально новыми механиз­мами действия. Несмотря на то что это направление только начинает развиваться, уже достигнуты опре­деленные успехи. В последнее десятилетие были созданы антидепрессанты, нейрохимическая актив­ность которых слабо связана с моноаминергической системой. К ним относится мелатонинергический ан­тидепрессант агомелатин, который не влияет на внеклеточный уровень серотонина. Механизм действия агомелатина связан со стимуляцией мелатониновых МТ1-, МТ2- и блокадой серотониновых 5-НТ2С ре­цепторов. Одновременно обсуждается возможность реализации антидепрессивного эффекта агомела­тина через ГАМКергическую систему [51]. Счита­ется, что нейрохимическая активность агомелатина приводит к ресинхронизации циркадианных ритмов и, как следствие, к ослаблению симптомов депрес­сии [33]. В перспективе новыми нейрохимическими мишенями действия антидепрессантов могут стать различные виды центральных нейрорецепторов и ферментативных систем. Разные фазы клиничес­ких испытаний проходят средства, ингибирующие фосфодиэстеразу, влияющие на никотиновые (Н), нейрокининовые (NK1), глутаматные (NMDA, AMPA), вазопрессиновые, глюкокортикоидные рецепторы, рецепторы кортикотопин-рилизинг фактора (CRH1) и др. [26, 34, 38, 41, 53]. Активно изучаются сред­ства, влияющие на о1-рецепторы головного мозга. Установлено, что их экспериментальные агонисты обладают антидепрессивной активностью. Считает­ся, что влияние на о1-рецепторы способствует вос­становлению нейропластичности, нарушенной при депрессиях5,6 [17, 20, 23, 35]. Интересно, что неко­торые хорошо известные антидепрессанты (флувоксамин и др.) также стимулируют о1-рецепторы.

Отдельного обсуждения заслуживает возмож­ность реализации антидепрессивного эффекта че­рез систему у-аминомасляной кислоты (ГАМК). Воз­можность использования некоторых ГАМКергических средств в качестве антидепрессантов привлекает исследователей давно. Об участии этой нейротрансмиттерной системы в развитии антидепрессивного эффекта свидетельствуют данные клинических на­блюдений и биохимических исследований.

В 80-[ гг прошлого века было обнаружено, что бензодиазепиновый транквилизатор алпразолам, основ­ные эффекты которого связаны со стимуляцией ГАМКА- рецепторов, обладает антидепрессивной активнос­тью. Об этом свидетельствовали результаты плацебо контролируемых исследований [36, 45, 52]. Од­новременно сравнительные слепые исследования продемонстрировали, что алпразолам ослабляет проявления депрессий различной тяжести и различ­ного генеза почти в той же степени, что и трицикли­ческие антидепрессанты [27, 36, 49, 50] (табл. 1). Полученные результаты нашли отражение в ряде фундаментальных руководств по клинической пси­хиатрии, в которых алпразолам рассматривался в группе «атипичных антидепрессантов» с «умеренной антидепрессивной активностью» [10]. Долгое время он рекомендовался не только в качестве анксиолитика при тревоге в рамках различных симптомокомплексов (особенно невротического регистра) [3, 5, 7, 8, 9, 22, 24], но и для ослабления депрессивного аф­фекта. Многие авторы указывали на предпочтитель­ность его применения при синдромах, в структуре которых наблюдается сочетание тревожной и депрес­сивной симптоматики [15]. Однако после внедрения в психиатрию принципов доказательной медицины результаты исследований антидепрессивной актив­ности алпразолама уже не выглядели столь обнаде­живающе. Основываясь на них, некоторые психиат­ры стали отрицать эффективность алпразолама при лечении депрессий [2]. Результаты метаанализов, проведенных в последние годы, вновь подтвердили антидепрессивную активность этого бензодиазепинового транквилизатора. В одном из них были обобщены данные 22 рандомизированных контролируемых исследований с участием 2693 больных [52]. Было выявлено, что алпразолам более эффективен, чем плацебо, и примерно так же эффективен, как три­циклические антидепрессанты. Однако необходимо отметить невысокую валидность результатов иссле­дований, включенных в метаанализ (короткий период наблюдения, разнородность критериев эффективнос­ти и др.). Поэтому его авторы подчеркивают предва­рительность сделанных выводов и необходимость дальнейшего изучения эффективности алпразолама при лечении депрессивных расстройств.

Таблица 1. Результаты исследований эффективности алпразолама при лечении депрессивных расстройств

Препараты сравнения

Материал и методы исследования

Основные результаты

Источник

Рандомизированные двойные-слепые исследования

Алпразолам / Имипрамин / Плацебо

126 больных с диагнозом «Паническое расстройство», у которых одновременно был установлен 2-й диагноз: «Депрессивный эпизод» или «Дистимия». Длительность наблюдения - 16 недель

1)    алпразолам и имипрамин эффективны1 в отношении тревоги, фобий и депрессии;

2)    равная эффективность2 алпразолама и имипрамина при лечении депрессии

36

Алпразолам / Имипрамин / Диазепам / Плацебо

241 больной с диагнозом «Большое депрессивное расстройство». Длительность наблюдения - 6 недель

1)    алпразолам и имипрамин эффективны1 в отношении симптомов депрессии;

  1. неэффективность диазепама1 при лечении депрессий

45

Алпразолам / Амитриптилин

130 больных непсихотической депрессией средней и тяжелой степени.

Длительность наблюдения - 6 недель

1)    оба средства эффективны3 в отношении симптомов депрессии;

2)    равная эффективность обоих средств в отношении симптомов депрессии2;

  1. алпразолам более эффективен в отношении тревоги2;
  2. лучшая переносимость алпразолама4

49

104 больных невротической или реактивной депрессией.

Длительность наблюдения - 4 недели

1)    оба средства эффективны3 в отношении симптомов депрессии;

2)    равная эффективность обоих средств через 4 недели наблюдения2;

3)    амитриптилин более эффективен в первые 2 недели терапии2;

27

43 больных депрессией умеренной тяжести.

Длительность наблюдения - 6 недель

1)    оба средства эффективны3 в отношении симптомов депрессии;

  1. амитриптилин более эффективен2;
  2. лучшая переносимость алпразолама4

39

Алпразолам / Имипрамин /

208 больных с диагнозом «Большое депрессивное расстройство». Длительность наблюдения - 6 недель

1)    оба средства эффективны3 в отношении симптомов депрессии;

  1. лучшая переносимость4 алпразолама

43

Мета-анализы сравнительных рандомизированных исследований и обзоры литературы

Алпразолам / Плацебо

7 рандомизированных исследования

Эффективность алпразолама при лечении депрессий

52

Алпразолам /

Трициклические

антидепрессанты

11 рандомизированных исследований

1)    равная эффективность обоих средств при лечении депрессий;

2)    необходимы дальнейшие исследования с длительным периодом наблюдения

50

20 рандомизированных исследований

Равная эффективность обоих средств

52

 

Примечание:

1   - на основании статистической значимости различия тяжести симптоматики по сравнению с группой больных, принимавших плацебо.

2   - на основании статистической значимости различий тяжести симптоматики между группами.

3   - на основании статистической значимости различий тяжести симптоматики к концу наблюдения по  сравнению с   исходным уровнем.

4   - на основании  статистической значимости различия частоты побочных эффектов между группами.

Данные клинических исследований эффектив­ности алпразолама при лечении депрессий (а зна­чит, представление о вовлеченности в их патогенез ГАМКергической системы) подтверждаются резуль­татами нейрохимических исследований. Показано, что при депрессивных расстройствах происходит снижение концентрации ГАМК в плазме крови и коре головного мозга [46, 47]. Применение антидепрес­сантов и электросудорожной терапии приводит к нормализации уровня этого нейромедиатора, что свидетельствует об участии ГАМКергической сис­темы в патогенезе депрессивных расстройств [46]. Получены данные, что комбинированная терапия антидепрессантами и некоторыми нейролептиками (особенно атипичными) влияет на интенсивность синтеза глутаматдекарбоксилазы - фермента, учас­твующего в синтезе ГАМК [13]. Это наблюдение инте­ресно в связи с известным усилением эффективнос­ти антидепрессантов при адъювантном назначении нейролептиков [13]. Атипичный нейролептик клоза­пин, нормотимическая активность которого обсужда­ется в настоящее время [6], также влияет на синтез этого фермента [13].

Несмотря на данные об участии в патогенезе депрессий ГАМКергической системы и предполо­жительную эффективность при их лечении алпразолама, необходимо отметить отсутствие анти­депрессивного эффекта в спектре действия других транквилизаторов, эффект которых реализуется за счет стимуляции ГАМКА-рецепторов. Такое проти­воречие разрешается результатами исследований, свидетельствующих, что для развития антидепрес­сивного эффекта необходима избирательная стиму­ляция определенных подтипов ГАМКА-рецепторов: а2 и а3 [42]. В настоящее время средства с по­добным избирательным эффектом рассматрива­ются в качестве потенциальных антидепрессантов. Вероятно, антидепрессивное действие алпразолама также объясняется особенностями его влияния на ГАМКергическую систему. Также предполагается, что антидепрессивный эффект алпразолама связан с воздействием на моноаминергические нейромеди­аторные системы (вероятно, за счет модулирующего влияния ГАМКергической системы на моноаминергическую нейротрансмиссию). Интересны данные о биполярности нейрохимического действия алпразолама в зависимости от исходного эмоционального состояния: при депрессии алпразолам способству­ет усилению норадреналинергической активности (особенно в префронтальной коре и гиппокампе), а при тревоге - ее ослаблению [44].

Безусловно, полученные к настоящему времени данные пока недостаточны, чтобы однозначно судить о наличии у алпразолама антидепрессивного эффек­та и рекомендовать его применение для лечения депрессий. Длительная монотерапия депрессий алпразоламом вряд ли возможна из-за риска развития привыкания и формирования бензодиазепиновой за­висимости. Однако его кратковременное назначение (в течение нескольких недель) в сочетании с анти­депрессантами представляется вполне оправданным. Использование такой комбинации наиболее рацио­нально на ранних сроках терапии (до развития собс­твенного эффекта антидепрессантов) при наличии в структуре симптомокомплекса тревожного компонен­та (тревожные и ажитированные депрессии). В этих случаях выраженное анксиолитическое действие алп­разолама способствует ослаблению тревоги, а пред­положительный антидепрессивный эффект - потен­цированию действия антидепрессантов.

Таким образом, накопленные в настоящее время данные свидетельствуют, что развитие антидепрес­сивного эффекта может быть связано с различны­ми нейрохимическими механизмами в их тесной взаимосвязи. Для лечения депрессий, кроме анти­депрессантов с традиционным моноаминергическим действием, предлагается использовать средства, влияющие на многие другие нейротрансмиттерные системы головного мозга, в т. ч. ГАМКергическую.

 


1  Некоторые данные свидетельствуют о еще более высоких показателях недостаточной эффективности лечения - 50% больных. Различия в оценках связаны с отсутствием единого критерия эффективности терапии.
2  Фактически происходит отход от общепринятой многие годы позиции предпочтительности использования селективных антидепрессантов и возврат к применению средств с традиционным неизбирательным механизмом действия.
3  Нормотимический эффект лития хорошо известен. Однако в качестве монотерапии депрессий он применяется редко из-за сла­бости антидепрессивного действия и большой длительности его развития [18].
4  Ряд исследований показал нестойкость антидепрессивного эффекта триптофана, применявшегося в виде монотерапии [14].
5  Также есть данные, что d-рецепторы регулируют высвобождение норадреналина из пресинапса [11].
6  Восстановлению нейропластичности придается большое значение при описании механизма действия антидепрессанта тианептина, «первичный» нейрохимический эффект которого уникален и заключается в стимулировании обратного захвата серотонина.

 

Список литературы

1.    Аведисова А.С. Новая стратегия повышения эффективности терапии депрессивных расстройств, определяемая первичным ответом // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2011. - Т. 13, № 1. - С. 12-17.
2.    Арана Д., Розенбаум Д. Фармакотерапия психических расстройств. - М.: Бином, 2004. - 416 с.
3.    Бондарев В.Г., Ширяев Г.П., Павлова Е.Н. Алпразолам как средство экстренной помощи при острых стрессовых расстройствах (практические наблюдения] // Современная терапия психических расстройств. - 2007. - № 4. - С. 32-33.
4.    Бородин В.И., Пучков И.И. Факторы, обуславливающие отказы от психофармакотерапии больных депрессивными расстройствами // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2004. - Т. 6, № 5. - С. 216-220.
5.    Вейн А.М., Дюкова Г.М., Воробьева О.В. и соавт. Панические атаки. - СПб.: Институт медицинского маркетинга, 1997. - 304 с.
6.    Данилов Д.С. Атипичный нейролептик клозапин(азалептин): спектр терапевтических эффектов и повторная оценка эффективности при лечении шизофрении // Социальная и клиническая психиатрия. - 2011. - Т. 21, № 4. - С. 58-63.
7.    Дюкова Г.М., Воробьева О.В., Петрова Е.П. и соавт. Эффективность алпразолама в терапии панических расстройств // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. - 1995. - Т. 95, № 4. - С. 9-13.
8.    Калинин В.В. Алпразолам и клоназепам при лечении панического расстрой­ства // Новые достижения в терапии психических заболеваний. - М.: Бином, 2002. - С. 445-449.
9.    Калинин В.В., Засорина М.А., Волошин В.М. и соавт. Симптоматика панического расстройства, алекситимия и эффективность терапии алпразоламом // Социальная и клиническая психиатрия. - 1993. - Т. 3, № 3. - С. 100-106.
10.   Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия. - Т. 2. - М.: Медицина, 1994. - 528 с.
11.   Клиническая фармакология по Гудману и Гилману. - М.: Практика, 2006. - 1648 с.
12.   Краснов В.Н. Современные подходы к терапии депрессий // Русский медицинский журнал. - 2002. - Т. 10, № 12-13. - С. 553-555.
13.   Мазо Г.Э. Атипичные антипсихотики в лечении депрессивных нарушений // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2009. - Т. 11, № 3. - С. 32-36.
14.   Мазо Г.Э. Крижановский А.С. Специфический нейробиологический профиль терапевтически резистентной депрессии: pro et contra // Современная терапия психических расстройств. - 2012. - № 1. - С. 2-7.
15.   Машковский М.Д. Лекарственные средства, - Т. 1. - Издание 13-е. - Харьков: Торсинг, 1997. - 560 с.
16.   Морозов П.В. Терапия депрессии и тревожных расстройств в современной психиатрии // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2005. - Т. 7, № 3. - С. 166-168.
17.   Морозов П.В. Энигма о-рецепторов // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2009. - Т. 11, № 2. - С. 58-60.
18.   Мосолов С.Н., Костюкова Е.Г. Клинические рекомендации по терапии депрессии при биполярном расстройстве (проект) // Современная терапия психических расстройств. - 2007. - № 3. - С. 71-81.
19.   Нуллер Ю.Л., Михаленко И.Н. Аффективные психозы. - Л.: Медицина, 1988. - 264 с.
20.   Романов Д.В. о1-рецепторы как потенциальная мишень психофармакотерапии // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2011. - Т. 13, № 6. - С. 56-60.
21.   Смулевич А.Б. Психические расстройства в клинической практике. - М.: Медпресс- информ, 2011. - 720 с.
22.   Смулевич А.Б., Колюцкая Е.В. Отчет о клиническом испытании препарата алпразолам. - М.: НЦПЗ РАМН, 1995.
23.   Сюняков Т.С. Аффективные расстройства - междисциплинарная проблема. Новые возможности в диагностике, лечении и профилактике // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2012. - Т. 14, № 1. - С. 69-72.
24.   Ястребов Д.В. Алпразолам сегодня: 30 лет дискуссии об индивидуальных показаниях и безопасности // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2012. - Т. 14, № 1. - С. 62-68.
25.   Altshuler L.L., Bauer M., Frye M.A. et al. Does thyroid supplementation accelerate tricyclic antidepressant response? A review and meta-analysis of the literature // American Journal Psychiatry. - 2001. - Vol. 158, № 10. - P. 1617-1622.
26.   Baghai T.C., Volzend H.-P., Molle H.-J. Депрессивные расстройства: достижения в медикаментозной терапии и перспективные направления фармакологического воздействия (расширенный реферат) // Современная терапия психических расстройств. - 2007. - № 3. - С. 21-32.
27.   Banerji J.R., Brantingham P., McEwan G.D. et al. A comparison of alprazolam with amitriptyline in the treatment of patients with neurotic or reactive depression. A report of a randomised, double blind study by a General Practitioner Working Party // Irish Journal Medical Science. - 1989. - Vol. 158, № 5. - P. 110-113.
28.   Bauer M., Dopfmer S. Lithium augmentation in treatment-resistant depression: me­ta-analysis of placebo-controlled studies // Journal Clinical Psychopharmacology. - 1999. - Vol. 19, № 5. - P. 427-434.
29.   Bauer M., Hellweg R., Graf K-J. et al. Treatment of refractory depression with high-dose thyroxine // Neuropsychopharmacology. - 1998. - Vol. 18, № 6. - P. 444-455.
30.   Cipriani A., Furukawa T.A., Salanti G. et al. Сравнение эффективности и переносимости 12 антидепрессантов нового поколения: результаты метаанализа // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2009. - Т. 11, № 2. - С. 43-52.
31.   Cowen P.J. New drugs, old problems: Revisiting... Pharmacological management of treatment-resistant depression // Advances Psychiatric Treatment. - 2005. - № 11. -P. 19-27.
32.   Gordon J.T., Kaminski D.M., Rozanov C.B. et al. Evidence that 3,3,5-triiodothyronine is concentrated in and delivered from the locus coeruleus to its noradrenergic tar­gets via anterograde axonal transport // Neuroscience. - 1999 - Vol. 93, № 3. - С. 943-954.
33.   Gorwood P. Нормализация циркадианных ритмов: новый путь к успешной терапии депрессии (реферат) // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2011. - Т. 13, № 5. - С. 37-41.
34.   Hamon M. Рецепторные профили антидепрессантов // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева. - 2009. - № 2. - С. 67-72.
35.   Hayashi T., Stahl S.M. о1-Рецепторы и их роль при лечении аффективных расстройств // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2009. - Т. 11, № 5. - С. 32-38.
36.   Keller M.B., Lavori P.W., Goldenberg I.M. et al. Influence of depression on the treat­ment of panic disorder with imipramine, alprazolam and placebo // Journal Affective Disorders. - 1993. - Vol. 28, № 1. - С. 27-38.
37.   Kennedy N., Paykel E.S. Treatment and response in refractory depression: results from a specialist affective disorders service // Journal Affective Disorders. - 2004. - Vol. 81, № 1. - Р. 49-53.
38.   Kramer M.S., Winokur A., Kelsey J. et al. Demonstration of the efficacy and safety of a novel substance P (NK1) receptor antagonist in major depression // Neuropsychop­harmacology - 2004. - Vol. 29, № 2. - Р. 385-392.
39.   Lapierre Y.D., Browne M., Oyewumi K. et al. Alprazolam and amitriptyline in the treatment of moderate depression // International Clinical Psychopharmacology. - 1994. - Vol. 9, № 1. - P. 41-45.
40.   Marek G.J., Carpenter L., McDougle C.J. et al. Synergistic action of 5-HT2A antago­nists and selective serotonin reuptake inhibitors in neuropsychiatric disorders // Neuropsychopharmacology. - 2003. - Vol. 28, № 2. - Р. 402-412.
41.   Millan M.J. Препараты с двойным и тройным механизмом действия для лечения ядерных и коморбидных проявлений большой депрессии: новые концепции, новые препараты // Психиатрия и психофармакотерапия. - 2009. - Т. 11, № 3. - С. 4-20.
42.   Mo hler H. The GABA system in anxiety and depression and its therapeutic potential // Neuropharmacology. - 2012. - Vol. 62, № 1. - С. 42-53.
43.   Murthy R.S., Chatterjee S., Sriram T.G. et al. A double-blind evaluation of alprazolam and imipramine in the treatment of major depression // Indian Journal Psychiatry. - 1991. - Vol. 33, № 2. - P. 104-107.
44.   Petty F., Trivedi M.H., Fulton M. et al. Benzodiazepines as antidepressants: Does GABA play a role in depression? // Biological Psychiatry. - 1995. - Vol. 38, № 9. - Р. 578-591.
45.   Rickels K., Chung H.R., Csanalosi I.B. et al. Alprazolam, diazepam, imipramine, and pla­cebo in outpatients with major depression // Archives General Psychiatry. - 1987. - Vol. 44. - № 10. - Р. 862-866.
46.   Sanacora G., Mason G.F., Rothman D.L. et al. Increased occipital cortex GABA concen­trations in depressed patients after therapy with selective serotonin reuptake inhibi­tors // American Journal Psychiatry. - 2002 - Vol. 159. - № 4. - Р. 663-665.
47.   Serretti A., Olgiati P. Biochemistry of depressive disorders. Role of serotonin, amino acid neurotransmitters, substance P and neurosteroids // Clinical Neuropsychia­try. - 2008. - Vol. 5, № 5. - Р. 225-241.
48.   Shaw K.A., Turner J., Del Mar C. Tryptophan and 5-hydroxytryptophan for depression // Cochrane Database Systematic Reviews. - 2002. - Issue 1.
49.   Singh A.N., Nair N.P., Suranyi-Cadotte B. et al. A double blind comparison of alprazo­lam and amitriptyline hydrochloride in the treatment of nonpsychotic depression // Canadian Journal Psychiatry. - 1988 - Vol. 33, № 3. - Р. 218-222.
50.   Srisurapanont M., Boonyanaruthee V. Alprazolam and standard antidepressants in the treatment of depression: a meta-analysis of the antidepressant effect // Journal Medical Association Thailand. - 1997. - Vol. 80, № 3. - Р. 183-188.
51.   Tenn C.C., Niles L.P. The antidopaminergic action of S-20098 is mediated by benzodi- azepine/GABA(A) receptors in the striatum // Brain Research. - 1997. - Vol. 756, № 1-2. - Р. 293-296.
52.   Van Marwijk H., Allick G., Wegman F. et al. Alprazolam for depression // Cochrane Database Systematic Reviews. - 2012 - Issue 7.
53.   Zobel A.W., Nickel T., Kunzel H.E. et al. Effects of the high-affinity corticotropin-releasing hormone receptor 1 antagonist R121919 in major depression: the first 20 patients treated // Journal Psychiatry Research. - 2000. - Vol. 34, № 3. - Р. 171-181.

 


 

Modern approaches to therapy of depression and possibility of usage of Alprasolam

Danilov D.S.

The Korsarov S.S. Clinic of psychiatry of the University clinical hospital № 3 GBOY VPO the Sechenov I.M. First Moscow State Medical University

INFORMATION ABOUT THE AUTHOR: Danilov Dmitry Sergeevich - D.M., in charge of the department of the Korsakov S.S. Clinic of psychiatry of the University clinical hospital № 3 GBOY VPO The Sechenov I. M. First Moscow State Medical University.

ADDRESS FOR CORRESPONDENCE: 119021, Moscow, Rossolimo st, 11, building 9. Tel: 8 (499) 255-30-81. e-mail: clinica2001@inbox.ru.

SUMMARY: A review of modern psychopharmacological methods of therapy of depression is represented. The efficiency of antidepressants with a monoaminergetic mechanism of action is discussed. A possibility of usage of combined therapy by depressants and preparations of other pharmacological groups is considered. Special attention is paid to some medical drugs, which realize its antidepressive effect through influence upon Gamma-amino-butyric system.

KEY WORDS: antidepressants, mechanism of action, depression , pathogenesis, Gamma-amino-butyric medical drugs, Alprasolam