Входя на эту страницу, Вы подтверждаете, что являетесь  медицинским работником.

Показатели кортизола и дегидроэпиандростерон-сульфата как потенци-альные биомаркеры эффективности терапии оланзапином у больных с первым психотическим эпизодом

Л.Н. Горобец, А.В. Литвинов, В.С. Буланов
Московский НИИ психиатрии – филиал ФГБУ «НМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России, Москва, Россия

Резюме
Актуальность. Недостаточное количество и противоречивость данных относительно состояния гипоталамо-гипофизарно-адреналовой оси у больных с первым психотическим эпизодом диктует необходимость исследования уровней кортизола и дегидроэпиандростерон-сульфата (ДГЭА-С) в отношении уточнения их роли в патофизиологии шизофрении и возможности их использования в качестве биомаркеров эффективности антипсихотической терапии в клинической практике.

Цель исследования — изучение особенностей динамики уровней кортизола и дегидроэпиандростерон-сульфата у больных с первым психотическим эпизодом (ППЭ) и хронической шизофренией в процессе терапии оланзапином.

Материалы и методы. У 58 пациентов с ППЭ в процессе монотерапии оланзапином исследовали показатели кортизола и ДГЭА-С. Группу сравнения составляли 34 пациента на монотерапии оланзапином со средней длительностью психического заболевания 12,5 лет. Контрольную группу психически и соматически здоровых составляли 34 чел. Гормональные показатели определяли до начала терапии, через 3–4 и 6–8 недель терапии.

Результаты. Характерной особенностью динамики кортизола у респондеров в обеих группах больных является тенденция к незначительным колебаниям высоких уровней гормона к 3–4-й неделе исследования и снижению показателей к концу терапии (пациенты с ППЭ: фон – 732,8 ± 64,0 нмоль/л; 2-й этап – 735,6 ± 61,9 нмоль/л; 3-й этап – 680,4 ± 62,7 нмоль/л; больные с хронической шизофренией: фон – 695,7 ± 122,1 нмоль/л; 2-й этап – 635,1 ± 82,1 нмоль/л; 3-й этап – 588,9 ± 71,0 нмоль/л). Общей закономерностью, прослеживающейся в динамике показателей ДГЭА-С у респондеров исследуемых групп, являлось отсутствие значимых изменений в процессе терапии оланзапином (пациенты с ППЭ: фон – 3,7±0,54 мгк/мл.; 2-й этап – 3,7 ± 0,44 мгк/мл.; 3-й этап – 3,57 ± 0,40 мгк/мл; больные с хронической шизофренией: фон – 3,9 ± 0,59мгк/мл; 2-й этап – 3,8 ± 0,55 мгк/мл; 3-й этап – 3,7 ± 0,55 мгк/мл). У респондеров динамика показателей кортизола и ДГЭА-С носила однонаправленный характер. У нонреспондеров уровни кортизола и ДГЭА-С у больных с ППЭ и хронической шизофренией претерпевали более значительные разнонаправленные колебания (пациенты с ППЭ – кортизол: фон – 806,5 ± 115,8 нмоль/л; 2 этап – 622,6±63,7 нмоль/л; 3 этап – 660,7 ± 67,2 нмоль/л; ДГЭА – С: фон – 674,7 ± 72,0 нмоль/л 2-й этап – 718,6±50,4 нмоль/л; 3-й этап – 653,3 ±3 6,5 нмоль/л; больные с хронической шизофренией – кортизол: фон – 674,7 ± 72,0 нмоль/л; 2 этап – 718,6±50,4 нмоль/л; 3-й этап – 653,3 ± 36,5 нмоль/л; ДГЭА-С: фон – 3,9±0,59мгк/мл.; 2-й этап – 3,8 ± 0,55 мгк/мл.; 3-й этап – 3,7± 0,55 мгк/мл).

Выводы. Гормональными предикторами эффективности терапии оланзапином у больных с ППЭ и хронической шизофренией могут служить: незначительные изменения высоких показателей кортизола к 3–4-й неделе терапии; высокие показатели ДГЭА-С до начала и на 3-4-й неделе терапии, однонаправленность изменений показателей кортизола и ДГЭА-С, а также их соотношения к 3–4-й неделе терапии.