Входя на эту страницу, Вы подтверждаете, что являетесь  медицинским работником.

Путь к психозу через коноплю, травму и гены

Чувствительность к психозу определятся генами и средой. По мнению Jim van Os, многие проблемы можно предотвратить, если люди научатся обращаться с собственной системой вознаграждения

Шизофрения имеет очень высокую степень наследственной обусловленности. По данным семейных и близнецовых исследований, доля наследственности составляет 73-79%. Но, по данным нового комбинированного анализа роли генетики и среды, действительное развитие психоза зависит прежде всего от жизненных обстоятельств.

''Проблема наследственности при шизофрении – это на самом деле проблема наследственности в чувствительности к обстоятельствам среды'', - подчеркивает профессор психиатрической эпидемиологии Jim van Os (Медицинский центр Утрехтского университета). Этот вывод основывается на первых результатах крупного Европейского исследования причин шизофрении и связанных с ней психозов. Результаты опубликованы в журнале World Psychiatry. Полный текст оригинала см.: https://onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1002/wps.20629

''Меня поразило столь мощное взаимодействие между средой и генами. На чувствительность к среде влияет показатель полигенного риска (polygenic risk score), который представляет собой сумму множества слабых сигналов риска в ДНК. Мы впервые установили, что молекулярный сигнал делает людей чувствительнее в части психотической реакции на коноплю. Аналогичную связь мы обнаружили и для детской психотравмы вследствие сексуальных злоупотреблений, травли, неадекватных эмоциональных проявлений или педагогической запущенности. С детской травмой несколько сложнее, потому что очень трудно установить ее тяжесть''.

Сам van Os понимает, что на выходе исследования получился ''сложный результат''. ''Наверно, ситуация была бы яснее, если бы мы заявили, что нашли ген шизофрении. А сейчас что получилось? Нечто, что объясняет менее 1% шизофрении – не больше''.

Генетические влияния крайне слабы, и хотя их можно выделить статистически, для клиники они не имеют значения, говорит van Os. ''Мы ищем генные вариации, связанные с шизофренией, и эти исследования основаны на статистике. Но с другой стороны, есть и статистика образа жизни, которая позволяет выявить средовые факторы, обладающие намного большим влиянием. Теперь оказывается, что генетическая предрасположенность реализуется через среду''.

Генетическое объяснение возникновения психиатрических болезней набирает все больше сторонников. Но в силу огромной сложности это знание ничего не дает терапии и диагностике. Van Os: ''По настоящее время мы всегда подходили к терапии психиатрических болезней пациентов с учетом контекста их прошлого и их среды. Так, напр., мы смотрели на их отношения с родителем в детском возрасте. С этим можно было работать, что в конечном счете помогало восстановиться пациенту. Красота нового исследования в том, что оно точно подтвердило очень старую, но недоказанную модель стрессовой уязвимости. Нам удалось валидизировать эту парадигму на молекулярном уровне''.

Форма самолечения
Из наблюдательных исследований, подобных этому, нельзя с уверенностью заключить, что является причиной, а что – следствием. Иными словами, Возможно, что люди с предрасположенностью к психозу раньше проявляют склонность к употреблению конопли с целью самолечения, т.е. дело вовсе не в том, что конопля повышает риск психоза? ''Конопля – это риск и того, и другого'', - говорит van Os. ''В период развития люди с предрасположенностью к психозу уже время от времени страдают от чувства подавленности или тревоги. И это в большей степени побуждает их к использованию продуктов конопли. В результате у них еще больше возрастает риск психоза. Таким образом генетическая уязвимость в отношении психоза может как подталкивать к употреблению конопли, так и повышать вероятность последующей психотической реакции''.

''Такой двойной механизм не уникален, мы его видим, напр., при депрессии. Генетическая уязвимость в отношении депрессии заставляет генерировать больший стресс, и одновременно делает человека более чувствительным к развитию депрессии в результате этого стресса''.

По мнению van Os, причинную роль конопли подтверждает другое исследование, выполненное Европейским консорциумом и опубликованное в The Lancet Psychiatry (полный текст см.: https://www.thelancet.com/journals/lanpsy/article/PIIS2215-0366(19)30048-3/fulltext ). Установлено, что степень влияния употребления конопли на заболеваемость психозами в определенных территориях зависела от крепости конопли, употребляемой здоровой контрольной группой. ''Мы увидели отчетливые различия между Амстердамом, Лондоном и Парижем. В Амстердаме конопля намного крепче, и в ней выше содержание психоактивного вещества ТСН. Это указывает на причинную связь между коноплей и возникновением психоза. Чем крепче ''средняя'' конопля в популяции, тем выше показатель болезни. Ранее эта связь не была известна''.

Van Os считает, что многих проблем можно было бы избежать, если бы люди лучше научились обращаться со своей системой вознаграждения. ''Четверть населения взаимодействует со своей системой вознаграждения через курение, алкоголь, наркотики или игры. В нашем управляемом рынком обществе чувствительная система вознаграждения человека является мишенью для индустрии, целью для зарабатывания на нас денег. С моей точки зрения, наилучшая стратегия здесь – рано начинать обучать детей в школе обращению с собственной системой вознаграждения. Ученики должны в школе услышать, что если у них не все в порядке с самочувствием или есть проблемы в семье, то им не следует употреблять коноплю. Они должны начать осознавать риски для себя. И они должны знать о токсичности крепкой конопли, а также то, что для хорошего времяпрепровождения достаточно 5% содержания ТСН в ''травке''. Это понижает риск развития психоза''.

''Подростки находят вполне нормальным, если после употребления марихуаны их сверстник начинает необычно себя вести. Но они не понимают, что это может случиться и с ними. Они также не понимают, что таким образом они повышают собственную уязвимость к психозу. Эта чувствительность нередко чуть проявляется в подростковом возрасте, а во взрослом возрасте большей частью исчезает. Но если чувствительность к психозу повысилась в результате, напр., употребления конопли, то она пойдет по собственному пути развития, который плохо поддается контролю. Этот риск никто не осознает''.

Многого с помощью общих мер можно достичь и в отношении детской травмы. Так, школьные программы против травли помогают снизить болезненность среди детей. Не следует думать, что это несущественная проблема, - подчеркивает van Os. По существующим оценкам, порядка 15% населения страшно травматизировано. И это передается следующему поколению, в комплексе с генетической чувствительностью. О пострадавших от жестокого обращения в детском возрасте всегда говорят, что впоследствии жертва сама становится преступником, потому что они так и не выработали хорошей стратегии решения проблем. Но это намного сложнее, говорит van Os. ''Это зависит, в том числе, от социальной стратификации. Люди являются пленниками своего собственного социального слоя, включая связанные с ним неприятности. Нам кажется, что в Нидерландах практически нет никакой социальной стратификации, но это неправда. Генетическая и психическая уязвимость концентрируются в одном и том же сегменте общества. Там люди испытывают больше проблем и быстрее начинают контактировать с наркотиками и преступностью''.

По мнению van Os, необходимо увеличить инвестиции в общественное здоровье. Он является сторонником теории, что ''количество больных можно уменьшить, если устранять в обществе риски, создающие уязвимость. В этом смысле депрессия и психоз – это болезни не индивида, а общества''.

По материалам:

Psychose door cannabis, jeugdtrauma en genen. – NRC Handelsblad, 08.06.19, Sect. Wetenschap, p. 10-11.